Сделать очищение языка естественным

(Амиль Саркаров о проблеме внедрения исконных слов в лезгинский язык)

В рамках празднования Всемирного дня родного языка, который ежегодно отмечается 21 февраля, в Сулейман-Стальском районе состоится VI научно-практическая конференция на тему «Лексика лезгинского языка: пути развития и сохранения».

На фоне подготовки к данному мероприятию в соцсетях активизировались сторонники основательной реформации лезгинского языка – начался сбор диалектизмов, которыми можно заменить имеющиеся в литературном языке заимствования.

Глава Сулейман-Стальского района, кандидат филологических наук Нариман Абдулмуталибов откликнулся на старания энтузиастов. Список исконных слов будет озвучен перед участниками грядущей конференции.

В беседе с корреспондентом Лезгинской Автономии замдиректора фонда «Дербент», вице-президент ФЛНКА Амиль Саркаров поделился своими видением относительно возможной реформации лезгинского языка. Предлагаем Вашему вниманию фрагмент этой беседы.

— Каково ваше мнение о проблеме очищения языка от заимствований?

Я вообще считаю, что вопрос о чистоте языка чрезмерно гипертрофирован в сознании многих людей, что особенно часто мы наблюдаем в соцсетях. Я думаю, что многие лезгины невольно задумывались на эту тему и даже представляли себе некий конечный результат. На мой взгляд гораздо более острым является вопрос статуса лезгинского языка, перспектив его развития и передачи его будущим поколения. Без решения данного вопроса задача по очищению уже функционирующего литературного языка малозначима.

Также надо отдавать себе отчет в том, что любые трансформации с языком дело очень серьезное и требует основательного подхода для их осуществления. В связи с этим я бы хотел затронуть несколько моментов. Один из них связан с тем, что язык представляет собой некий живой организм со своими особенностями развития. В этом отношении вопрос об очистительных процедурах, избавляющих его от заимствований, вообще теряет смысл. Именно таким образом большинство языков развивались, менялись на протяжении тысячелетий, обогащаясь как за счет внутренних ресурсов, так и благодаря взаимодействию с другими языками, заимствованием из них.

Например, с некоей периодичностью пересматриваются нормы русского языка, которые меняют, если изменения усваиваются большинством носителей. Так, слово «кофе» стало возможным употреблять в среднем роде, теперь это уже не ошибка, а норма.

Вообще я не слышал о каких-то серьезных усилиях, направленных на очищение русского языка, не меньше, чем лезгинский, содержащего всяческие заимствования, в том числе такие, которые имеют собственные аналоги.

— Какие факторы усложняют возможность реформирования языка?

Язык является в первую очередь средством коммуникации, взаимодействия между людьми, поэтому искусственные воздействия на него могут встретить сопротивление со стороны его носителей, которым тем самым причиняются неудобства.

Т.е. здесь невольно возникает противоречие между существующим литературным языком, который является удобным и достаточно успешным механизмом коммуникации, но при этом «загрязненным», и его идеальной моделью (в субъективном представлении отдельных людей), которая может избавиться от вороха большинства заимствований, но будет неудобным, неинтересным для носителей языка, а то и вовсе нежизнеспособным.

Вообще язык постоянно меняется, вы его не можете оставить неизменным. Об этом говорит и судьба искусственных языков, которые, как-только начали употребляться в общении между людьми, с того момента стали и меняться. Язык, являясь изобретением человека, всегда будет адаптироваться под его потребности.

Тем не менее существуют довольно успешные примеры, в частности, нынешний реформированный турецкий язык. Но надо понимать, что эта реформа произошла благодаря жесткой языковой политике государства.

 — Как, на ваш взгляд, следовало бы внедрять новшества в язык?

Мне кажется, что вопрос очищения родного языка может протекать более легко и безболезненно, если эта идея получит большое количество сторонников, между которыми возникнет консенсус. Но он возможен только в том случае, если они будут опираться на научный подход и достижения современного языкознания.

Дело в том, что многие люди ошибочно принимают за исконную лексику заимствования, в том числе и очень давние. К примеру, в лезгинском языке верблюд обозначается заимствованным словом «деве», но имеется также и малоупотребительное слово «лавар», однако оно также является иноязычным заимствованием, только более ранним. Т.е. в лезгинском языке отсутствует исконная лексема для обозначения верблюда, несмотря на убежденность многих обывателей. Тоже самое можно сказать и про слово «лит», означающее войлок и войлочную накидку, которое также не относится к исконной лексике, являясь древним заимствованием.

— А бывает ли наоборот? 

Да, есть и обратные примеры, когда слова, похожие на заимствования, были отнесены лингвистами к древнему пласту лезгинской лексики, то есть «возвращены». Это касается, например, слов «кьурай» (сухой) и «мас» (цена), которые восходят к общекавказскому праязыковому состоянию.

Однако лезгинский язык все еще нуждается в серьезном изучении, особенно это касается комплексного исследования диалектов и сравнительно-исторических изысканий.

Не менее остро стоит вопрос об избавлении от влияния на современный лезгинский язык псевдонаучных концепций, базирующихся на таких произведениях, как «Алупанская книга».

— Является ли участие лезгинских ученых достаточным в данном вопросе?

После получения новых научных данных о лезгинском языке и его диалектах, которые дадут нам более полные представления о них, можно будет приступить к попыткам внедрения исконной лексики, а возможно даже некоторых малоиспользуемых ныне грамматических форм в литературный язык.

Безусловно, свои общие представления о путях реформирования должны в первую очередь выразить серьезные ученые, каковых в лезгинской среде, к сожалению, мало.

Мне известные некоторые доктора филологических наук, которые вообще не в курсе достижений современной лингвистики, в том числе сравнительно-исторической, занимаются сочинительством и «узакониванием» народных этимологий.

Зато есть любители, которые в своих рассуждениях используют научные подходы, достижения сравнительно-исторической лингвистики и даже стараются показать регулярные фонетические соответствия между языками и диалектами. Один из таких одаренных любителей, с которым я лично не знаком, часто публикует свои размышлениях в соцсетях.

После того, как намечены общие пути реформирования языка, к этой задаче могут приступить наши литераторы, в первую очередь поэты. Мне кажется, вот таким мягким путем можно было бы сделать достоянием широкой общественности уточняющие знания об исконном пласте лезгинского языка и постепенно вводить в язык новые слова, другие новшества, которые могут стать употребимыми и даже начнут замещать устоявшиеся заимствования. Т.е. процесс очищения, если до этого дойдет, следует сделать естественным.

ФЛНКА

Подпишитесь на наши каналы:

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Новости партнеров