Слово о друге

Непростое это дело — писать о друзьях, соратниках, единомышленниках. Особенно о тех, кого помнишь энергичным, полным сил и инициативы…

Таким был Магомед-Салам Умаханов, оставивший в истории Дагестана, как и в моей памяти, яркий, неизгладимый след. Долгие годы нас связывали не только высокая ответственность за состояние дел в республике, не только патриотизм и безграничная вера в светлое, счастливое будущее Дагестана, но и простая человеческая дружба. Во многом схожими были наши юношеские и молодые годы: оба росли без родителей, оба учились в ШКМ (школе крестьянской молодежи): он — в Левашах, я — в Хасавюрте, оба прошли прекрасную закалку на комсомольской работе. Только меня жизненная дорога после заведования отделом в обкоме комсомола привела на руководящую советскую и хозяйственную работу, а его — в ряды Красной Армии. С 1938 года Магомед-Салам служил в армии, прошел весь трудный путь Великой

Отечественной войны — от красноармейца до майора-политработника. И, наверное, он уже был готов к тому, чтобы стать профессиональным военным…

Но партийная дисциплина в те времена была определяющим фактором в жизни коммуниста. И по настоянию тогдашнего первого секретаря обкома ВКП(б) Азиза Алиева не стал Магомед-Салам слушателем и адъюнктом военной академии, а вернулся в Дагестан на руководящую работу. Высокий, статный, с планками орденов и медалей на кителе, он привлекал к себе внимание. Мы наперебой приглашали его в гости, расспрашивали о войне. Он ни разу не похвалился личным геройством, хотя награды свидетельствовали о многом, взять, к примеру, боевые ордена и медали «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина». Мы хорошо знали, с каким великим трудом штурмовались последние оплоты фашистов…

Через много лет после окончания войны начальник политотдела III Ударной армии генерал-лейтенант Ф.Н. Лисицын писал в мемуарах, что одно из знамен победы было водружено над Берлином штурмовой группой из четырех солдат под предводительством майора, парторга полка Умаханова…

(…)В 1952 году проходила очередная административно-территориальная реформа. В поисках оптимального варианта структур управления в Дагестане были созданы округа, объединявшие несколько районов, Избербашский окружисполком возглавил М.-С. Умаханов.(…) Думается, что в Избербаше получил недавний воин многие навыки в работе с людьми, в решении народнохозяйственных задач, в подборе кадров.

В 1956 году в 39 лет Магомед-Салам стал Председателем Совета Министров ДАССР.

(…)А.Д. Даниялов дольше пробыл во главе республики, и в числе его заслуг, в частности, начало гидроэнергетической программы, полная поддержка линии совнархоза на индустриализацию республики, крутой поворот в сельском хозяйстве от бессмысленного в наших условиях выращивания хлопка к садоводству и виноградарству, к развитию животноводства и созданию прочной кормовой базы. И переселение горцев на плоскость началось при Даниялове. Но не надо забывать, что в течение 10 лет рука об руку работал с ним в качестве Председателя правительства Умаханов. Он привлек на руководящие должности в Совете Министров ДАССР многих опытных советских и хозяйственных работников.

Я занял свой прежний пост первого вице-премьера (по новой терминологии), и никогда у нас с М.-С. Умахановым не возникало недопонимания. Надо подчеркнуть, что столь же ровно и толково работал он с коллегами, став первым секретарем обкома партии. М.-С. Умаханов знал республику и ее кадровый потенциал, потому опирался в своей работе действительно на лучших людей.

В бытность М.-С. Умаханова первым секретарем обкома партии рекордных сборов достигли виноградари, выдвинув Дагестан на первое место в России по производству винодельческой продукции. Продвигалось развитие индустрии, в том числе и в виде филиалов головных заводов оборонной промышленности, открытых в горных районных центрах. По инициативе М.-С. Умаханова в республике были открыты памятники и обелиски в честь борцов за Советскую власть и героям, павшим в борьбе с фашизмом.
М.-С. Умаханов придавал огромное значение вопросам экологии и защиты окружающей среды. Замечу, что после него эта работа пошла на убыль, и общество справедливо встревожено неблагополучным состоянием природы в Дагестане.

На долю М.-С. Умаханова выпала и горькая необходимость ликвидации последствий разрушительного землетрясения 1970 года. Личное мужество, самообладание в критические минуты — качества, приобретенные в годы войны, помогли руководителю Дагестана спокойно и разумно руководить восстановительными работами. Да, дагестанцам помогала вся страна, но эпицентр мужества находился в Махачкале!

(…)Несмотря на то, что большую часть жизни Магомед-Салам провел на руководящих должностях, его неизменно отличала глубокая человечность.

К тем же временам относится наша памятная встреча, раскрывшая для меня новые черты в моем друге юности. Дело в том, что у молодой семьи Умахановых долгое время не было детей. В первые послевоенные годы, еще служа в армии, Магомед-Салам уговорил многодетного старшего брата, чтобы тот позволил усыновить племянника Умахана. Замечу, что в дальнейшем Магомед-Салам и Хамис удочерили еще и племянницу Жанну… Но своих детей не было…

Однажды Умаханов пришел ко мне домой в угнетенном состоянии. Я таким его никогда не видел. С чувством горечи он сказал, что жене не удалось сохранить новорожденного младенца. Я оставил гостя у себя на ночь. Как мог утешал его, уверял, что еще будет у них ребенок. Так и вышло. Через несколько лет родился сын Ильяс — ныне известный в республике человек. Он оказался умным мальчиком, который ни разу не огорчил родителей, избежав синдрома «сынка начальника». Он и сейчас высоко несет честь отца, остается преданным семье и тухуму, плодотворно работает на благо Дагестана.

С удовольствием отмечу, что в семье Умаханова царил лад во многом из-за прекрасного характера его жены Хамис. Она никогда не вмешивалась в дела мужа, создавала уют и спокойствие. Казалось, что улыбка никогда не сходила с ее лица, а ведь надо было ежедневно, в несколько приемов, встречать и угощать гостей. Тухум Умахановых был и остается одним из самых многочисленных и спаянных в Дагестане. По обычаю сельские представители тухума считали долгом, бывая в столице, навещать Умахановых. И Хамис всегда была на высоте. Сила тухума заключалась и в том, что имел он много друзей, в т.ч. и среди других национальностей. В радости и в горе тухум с готовностью отзывается и помогает родственникам и друзьям. И традиция эта незыблема!

Шахрудин Шамхалов, бывший Председатель Президиума ВС Дагестана 

 

Подпишитесь на наши каналы:

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Новости партнеров