Воспитуемые и народные воспитатели (традиционные функции и обязанности)

В современных условиях пристального внимания государственных органов и образовательных организаций к вопросам воспитания подрастающего поколения, чрезвычайно важно, на наш взгляд, еще и еще раз обратиться к прогрессивному народному опыту успешного налаживания  межличностных, семейно-родовых и общественных отношений. Народных педагогов всегда интересовали причины неоднознач­ного воздействия на личность одних и тех же методов и приемов. Оценивая возникающие отклонения, обобщая их по определенным признакам, народ определил свои жизнестойкие принципы, положения, формы методы, которые необходимо учи­тывать при общении, воздействии на лич­ность и взаимодействии с ним. Многовековой опыт воспитания показал, что эффективность форм и методов обучения и воспитания находится в прямой зави­симости от природных задатков, от индивидуальных, возрастных особенностей и половых различий воспитуемого.

Природные задатки – это именно то, на что следует прежде всего обратить внимание. Народ понимает, что ребенок как живое существо, «наделен природными силами, жизненными силами, являясь деятельным природным существом; эти силы су­ществуют в нем в виде задатков и способностей, в виде влече­ний…».

Природные задатки ребенка, по мнению народа, это прежде всего продукт физических и психических данных родителей. Дагес­танцы говорят: «Каков корень—таковы и побеги», «Каков он сам — таково и дитя» (дарг.), «Плодовый червь выходит из плода»; (лезг.). Это определяет заботу о здоровом поколении: «Посмотрев на мать,—дочь замуж бери, — посмотрев на отца,—о сыне суди, посмотрев на кобылицу,—жеребенка покупай» (лак.).

Физические и психические отклонения у детей народ считает причиной недостаточной заботы о здоровом потомстве, невнима­тельности к внутриутробному развитию ребенка, а также в первые дни и месяцы появления его на свет. В этих отклонениях народ видит печальное следствие неразумного отношения к природе «проектирования» объекта воспитания.

Народный разум замечает, что «Черная шерсть от стирки не белеет» (дарг.), что «Не из всякого тростника сахар варится» (лезг.), иначе говоря, что дети с теми или иными психическими, умственными отклонениями от природы трудно поддаются обще­признанным методам воспитания.

Выход из положения народ находит в подборе к умственно и физически отсталым детям особых методов воздействия (особен­ная ласка, подсказка, помощь, совместное повторение заданий и т.д.). Мудрые воспитатели сознательно избегают придирчивого отношения окружающих к слабым детям, чтобы сверстники не заостряли внимания на их недостатках. Мудрые воспитатели ищут и вовремя на­ходят многочисленные пути исправления упущенного «природой». Все это, на наш взгляд, может и должно стать предметом внимания при корректировке детей аутистического спектра.

Значительное внимание народная педагогика обращает на воз­растные особенности воспитуемых. Анализ произведений устного народного творчества, беседы со старожилами республики, позволяют выделить у дагестанцев ряд возрастных ступеней развития человека.

Каждая из возрастных ступеней имеет свою социальную харак­теристику, включающую дееспособность в сфере домашнего или общественного поведения (дома, вне дома, в обществе, при обще­нии со старшими или младшими и т. д.), правомочность, а также другие качества, желательные или обязательные для лиц данного возраста. Исходя из традиционных требований, предъявляемых народом к тому или иному возрасту, условно можно выделить группу воспитателей и группу воспитуемых. Для наглядности при­ведем возрастные ступени развития человека, находящиеся в поле зрения воспитателей лезгинского народа.

      Возрастные ступени воспитуемых:

Чагъа (таза) аял—новорожденный. По мнению народа новорожденный должен быть объектом особого внимания. С ним надоб­но обращаться предельно осторожно, с тем, чтобы случайно при пеленании не повредить позвоночник, шею, не вывихнуть конеч­ности, не простудить при купании и кормлении, не поранить пупо­вину при удалении ее высохшей части и т.д. Есть специальные народные правила по уходу за новорожденными детьми. На этой стадии рекомендуется приобщать ребенка к голосу и ласке роди­телей, к их мимике.

Куьрпе аял—младенец. Грудной ребенок от 1—1,5 лет. По убеж­дению народа, младенцы хорошо различают мать, отца, близких, реагируют на тон, темп речи, музыку, цвет. Для воздействия на сознание младенцев используются народные колыбельные песни, слова материнской ласки и нежности, пестушки и потешки. Детей рекомендуется часто выводить на свежий воздух, кормить своев­ременно и, главным образом, грудным молоком. Замечено, что такой подход формирует и крепкое здоровье, и ранние чувства любви к матери.

Биц1ек. Гъвеч1и аял—малыш. Ребенок в возрасте от года до 7 лет. Уже с этого возраста принято учить детей элементарным правилам общения с родными и близкими, с соседями, знакомыми и незнакомыми взрослыми, обращения с животными, растениями. Запрещается немногое, например, чтобы разнополые дети разде­вались или купались вместе. Малышей привлекают для выполне­ния мелких поручений: полить на руки гостю, присматривать за малолетними детьми (чагъа аял, куьрпе аял), прислуживать стар­шим, сходить к соседям по поручению. Приучают малышей и к хозяйственным работам: поливать огород, участвовать в прополке, ходить за водой, за хворостом и т. д.

Гада (руш)—мальчик (девочка) в возрасте от 7 до 12 лет. Воспитание мальчиков, до этого находившееся в основном в руках женщин (матери, бабушки), переходит к мужчинам (отцу, дедуш­ке). По этическим нормам народа, отцы-мужчины обязаны приоб­щать детей к мужским ремеслам, к мужским видам работы в быту, в поле, к местным животноводческим и земледельческим профессиям.

Девочек принято приучать к многочисленным женским ремес­лам и рукоделию: обработке конопли и шерсти, шитью, вязанию, плетению, вышиванию, ткачеству. Их учат стирать, поддерживать чистоту в доме, доить коров, сбивать масло, готовить творог, прос­тейшие национальные блюда и т. д.

Народная педагогика рекомендует много внимания уделять вос­питанию в детях уважения к старшим, дисциплинированности и вежливости, а также доскональному знанию в основном сходных для народностей Дагестана правил этикета.

Секе гада — большой мальчик—мальчик подросткового воз­раста от 12 до 16 лет. В этом возрасте, в соответствии с традициями народов Кавказа и Дагестана, большое внимание требуется уде­лять тому, чтобы сделать подростка хорошим наездником (подго­товка к участию в празднике «Укрощение коня»), выносливым и храбрым джигитом, ему прививают сознание мужского достоин­ства и чести.

С 12—13 лет, по мнению народа, воспитанные дети должны выполнять любую бытовую и хозяйственную работу, во всем помо­гать своим родителям, трудиться вместе с ними. Начиная с этого возраста, мальчику вместе с отцом надобно ходить обрабатывать землю: отец управляет сохой, сын погоняет быков, отец косит се­но, сын его ворошит и собирает, отец рубит лес, сын колет дрова и складывает их и т. д. Как отмечает академик Г. Н. Волков: «В педагогическом отношении с этого возраста у юношей начинается новая школа — «школа жизни». Это период более или менее сво­бодного формирования личности»48. С этого периода и навсегда решающее значение для подростка приобретают общественные моральные нормы. Он считается с мнениями старших, дорожит советами людей. Подростку вменяется в обязанность присутствовать на фамильных сборах (свадьбах, похоронах), оказывать вся­ческую поддержку и помощь старшим, родным и близким.

Секе руш — большая девочка—девочка подросткового возраста. Девочка—подросток (12—16 лет) вовлекается во все виды спе­цифически женской работы — белит жилье, месит тесто, печет хлеб, помогает в приеме гостей и т. д. Она участвует в традиционном, сугубо женском земледельческом и животноводческом труде.

Жегьил гада — юноша —молодой человек от 16 до 18 лет. 16 лет в народе считается порою совершеннолетия. В этом возрас­те молодой человек обязан самостоятельно выполнять всю муж­скую работу: косить, складывать скирды, работать на току, пасти скот, разбираться в премудростях сельского хозяйства и т. д. Он должен быть образцом трудолюбия, мужества и выносливости. В этом возрасте при условии приобретения необходимых жизнедея­тельных знаний, умений, навыков, юноша имеет право женить­ся.

Жегьил руш—девушка в возрасте от 16 до 18 лет. Девушка долж­на самостоятельно делать все, что входит в традиционные обязанности женщин: готовить, стирать, знать хорошие обычаи и поддержи­вать их. Считается, что девушка с 15—16-летнего возраста уже должна готовить себя к замужеству. «Она обязана собственноруч­но приготовить ряд вещей, входящих в ее приданое: выткать ковер, палас, седельник, хурджуны, связать носки, кисеты и др.»

Возрастные ступени воспитателей

Аял итим—молодой мужчина в возрасте от 18 до 30 лет, вступивший в брак. В этом возрасте мужчина проходит «школу» семейной жизни. Он должен проявлять моральную и материальную заботу о старших и младших членах семьи и рода, обзавестись жильем и хозяйством, безусловно участвовать во всех мероприя­тиях, проводимых джамаатом.

Жегьил дишегьли—молодая женщина в возрасте от 18 до 30 лет. Традиционной и естественной ее обязанностью считается забо­та о семье и детях. Она должна усвоить формы и методы воспи­тания и приучения детей, знать и к месту использовать слова материнской ласки, народные колыбельные песни, мотивы, пестушки, быть образцом трудолюбия и женственности. Принято помнить, что молодая женщина этого возраста во всем является примером подражания для собственных дочерей и окружающих девушек.

Итим—мужчина в возрасте от 30 до 50 лет. Такого мужчину считают окрепшим, достигшим ума-разума, трудового и физичес­кого совершенства. Он становится надежной опорой джамаата при выполнении различных трудовых операций, народных празд­ников, соревнований. Он обязан не только объяснить, но и практи­чески демонстрировать народу многообразие качеств совершенного горца.

Дишегьли (паб) — женщина в возрасте от 30 до 45 лет. Такая женщина должна полностью владеть уже мудростью домашней хозяйки, опытом семейного воспитания детей, практически переда­вать молодым матерям, своим и чужим невесткам опыт колыбель­ного воспитания детей, ведения домашнего хозяйства, установления добрых отношений в семье, с соседями и т.д.

Агьли (яшлу) итим—мужчина в возрасте от 50 до 70 лет. При решении каких-нибудь общественных вопросов обычно обращают­ся именно к представителю этого возраста. Он по опыту жизни способен решать спорные вопросы, дать советы, принимать руководящее участие в общественных или фамильных мероприятиях. Внутрисемейные дела решаются только по совету и указанию представителя этой возрастной группы.

Яшлу дишегьли — женщина в возрасте от 45 до 65 лет. Жен­щина этого возраста призвана быть «наставницей» женской половины джамаата. Она решает спорные вопросы, принимает руководящее участие в различных формах женской помощи (мытье, чесание шерсти, прядение, свадьбы), делится секретами домоводст­ва.

Кьуьзуь итим—мужчина в возрасте от 70 до 80 лет. В данном возрасте мужчина, хотя физически ослабевший, но со светлой го­ловой и хорошей памятью. У него богатый жизненный опыт. Он хорошо знает и к месту высказывает мудрые изречения, дает нас­тавления, правильно оценивает назревшие обстоятельства, подска­зывает правильные решения. К его словам прислушиваются особен­но внимательно.

Кьуьзуь паб — женщина в возрасте от 65 до 70 лет. В этом возрасте женщина располагает большим опытом семейной и об­щественной жизни, способна давать мудрые советы, наставления, закрепившиеся в памяти как следствие многолетней жизненной практики. В силу физической слабости женщина в этом возрасте нуждается в большом внимании со стороны близких и окружаю­щих.

Агъсакъал — старик в возрасте 80 и более лет. Аксакалом у горцев называют старика, кто своим многолетним опытом, знанием и мудростью неоднократно способствовал джамаату находить наи­более разумные выходы из сложных жизненных ситуаций. Акса­калы являются нравственной опорой общества. Мнение аксакалов в народе принято ценить и им всегда следует дорожить. Уважение и почет аксакалам является нерушимой нормой жизни горского джамаата.

Къари баде—старушка в возрасте 70 и более лет. Женщина данного возраста знает все, что касается традиционной жизни го­рянок. Она глубоко чувствует настроение детей, понимает их, является доброй наставницей и незаменимой воспитательницей своих внуков.

Безусловно, отмеченные возрастные ступени не строго очерче­ны. Но даже эта дифференциация возрастных ступеней свидетельствует о том, что возрасту в традиционном дагестанском обществе придается большое значение. Трудящиеся связывают представления о личности и стадиях жизненного цикла с возрастными ступенями, очерченными определенными физическими и социальными показа­телями.

При учете возрастных особенностей развития человека доста­точное внимание в народе придают индивидуальным осо­бенностям, отличающим одного воспитуемого от другого.

Например, у лезгинского населения мудрые народные воспита­тели ясно представляют себе особенности физического и духовно­го развития, способностей, интересов, характера: «туьнт аял» (нерв­ный ребенок), «секин аял» (спокойный ребенок), «зиринг аял» (подвижный ребенок), «тийихай, надинж аял» (шаловливый ре­бенок), «фагьумлу аял» (сообразительный ребенок), «къуватлу аял» (сильный ребенок). И потому к индивидуальным особеннос­тям у народа приспособлены формы и методы традиционного обу­чения и воспитания, что благоприятно сказывается на развитии и образовании молодого поколения и решительно препятствует даже случайному появлению черт, противоречащих требованиям нрав­ственного этикета горцев. Знание закономерностей возрастного и индивидуального развития детей является одной из решающих предпосылок эффективной деятельности народных воспитателей.

       Исходя из вышесказанного, можно сделать следующие выво­ды:

  1. Народная педагогика сложилась и развивается как достойное противостояние реакционным педагогическим взглядам. Она прес­ледует гуманную и благородную цель трудящихся масс — формиро­вание совершенного человека, преемника и продолжателя прогрес­сивного опыта, духовной и материальной культуры старших по­колений.

  2. Под развитием человека в народной педагогике подразуме­вается целостный характер его воспитания (ум, добрые нравы, трудолюбие, трезвые взгляды на красоту и физическое развитие).

  3. Важнейшим фактором народной педагогики, обеспечивающим целостный характер воспитания, является учет индивидуальных и возрастных особенностей воспитателей и воспитуемых.

Одиннад­цать возрастных ступеней развития человека, зафиксированных нами в народной педагогике Дагестана, рассчитаны на более диффе­ренцированную воспитательную работу с выбором наиболее эффек­тивных средств, форм и методов воспитания в труде, быту, на годекане, в игре, в танце и в других сферах жизни и деятельности человека. Историко-педагогическое наследие народов Дагестана располагает веками апробированным на практике сотни поколений прогрессивным опытом формирования морально-этического и физического облика настоящего человека. Использование народного опыта в современном воспитании важнейшая задача каждой семьи, каждого педагога и всех образовательных организаций. «Добрые плоды несет умело и мудро ухоженное дерево!», — говорят в народе!

МИРЗОЕВ Шайдабег Айдабегович,  зав. сектором педагогики ДНИИП, профессор ДГПУ

 

Подпишитесь на наши каналы:

Читайте также:

Добавить комментарий


Новости партнеров