Роль Гаджибека Гаджибекова в создании новой табасаранской письменности

«Лезги газет» продолжает цикл материалов о Гаджибеке Гаджибекове, в связи с 115-летним юбилеем со дня рождения ученого. Предлагаем вашему вниманию статью заведующего кафедрой истории ДГПУ, профессора Магомеда Гасанова.

Имя Гаджибека Гаджибекова принадлежит к числу имен  известных деятелей науки и культуры — Алибека Тахо-Годи, Абдулкадира Алкадарского и других.

Огромна его роль в языковом строительстве Дагестана. Некоторые  стороны данной темы освещены в трудах А. Агае­ва «Сулейман Стальский», Ш. Магидова «Проблемы языка обу­чения и письменности  народов Дагестана в культурной революции», П. Абакаровой «Гаджибек Гаджибеков-критик», Г. Гашарова «Гаджибек Гаджибеков» в книге «Наследие, возвращенное народу» (ма­териалы о жизни и творчестве репрессированных поэтов и писателей Дагестана), К. Султанова «Неистовый ревнитель род­ного языка» в книге «Этюды о литературе Дагестана» и др.

Основной задачей развития культуры дагестанских народов Г. Гаджибеков считал создание письменности на родных языках. Он выступил против решения Дагобкома партии 1923 г. «О языке и национализации советского аппарата», согласно которому в Дагестане был взят курс на создание единого государственного тюркского языка для всех дагестанских народов.

Тема о роли Г. Гаджибекова в языковом строительстве Дагестана обширная, поэтому остановлюсь на его роли в создании новой табаса­ранской письменности.

В 30-х годах XX века, когда некоторые представители интелли­генции выступали с ошибочных позиций относительно нецелесообраз­ности и бесперспективности создания письменности на табасаранском языке, а другие из них выступали за оставление для табасаран тюркской письменности на том основании, что этим языком владеет большая часть представителей данной народности, Г. Гаджибеков решительно высту­пил против тех и других.

Вопрос о создании табасаранской национальной письменности обсуждался в Дагестанском обкоме партии неоднократно в 1927 и 1930 гг. Говоря о значении родного языка, о необходимости обучения в на­чальных школах на родном языке Г. Гаджибеков писал: «Родной язык нам нужен как средство приобщения трудящихся к социалистической культуре. Нам нужно решительно сказать, что родные языки необходи­мы для приобщения наших трудящихся к строительству социализма». Будучи заместителем председателя Центрального комитета нового даге­станского алфавита, одной из главных задач которого была разработка алфавита для дагестанских языков на основе латинской графики, Г. Гаджибеков проделал большую работу  по созданию письменности для дагестанских народов. Он разъяснял, что табасараны, как и другие наро­ды нашей республики, должны иметь свой язык и свою национальную культуру.

В статье «Усилить темпы реализации решений партии и прави­тельства» Г. Гаджибеков самым энергичным образом выступал за ско­рейшую реализацию решений июльского и декабрьского (1930 г.) пленумов обкома партии о создании письменности для табасаранской народности. Несколько позднее, в статье «О создании письменности для табасаранского языка», он также горячо отстаивал дело быстрейшего создания письменности для табасаран.

«В вопросе о табасаранском языке, — писал Г.Гаджибеков, — прежде всего следует опровергнуть и преодолеть утверждение, что население Табасарана, как двуязычное в своей массе, не нуждается в своем родном языке. Все табасараны знают тюркский язык, — yтверждают сторонники этого взгляда, — так незачем нам тратить время и средства на развитие еще од­ного языка, создание школы еще на родном языке. Эту совершенно не­верную установку надо опровергнуть потому, что она свойственна не только буржуазно-националистической интеллигенции, но и некоторому числу советских и партийных работников».

«Изучение фактического состояния языкового вопроса в Табаса- ране,- продолжает Г. Гаджибеков, — приводит к заключению, что тюрк­ский язык имеет распространение, главным образом, среди мужского взрослого населения, в возрасте от 16-45 лет».

Гаджибек Гаджибеков ясно представлял влияние азербайджанского языка среди табасаранского населения. Об этом наглядно свидетельствует следующее. По словам Г. Гаджибекова «это знание вовсе не такого характе­ра, как его думают представить тюркофилы. Более и менее приличное знание тюркского языка не часто встре­чается, и свойственно селам пограничным с тюрками, и в таких центрах, как бывшее феодальное гнездо — сел. Аркит, узловой базарный пункт — Хучни. Даже в селениях, пограничных с тюркскими (Тинит, Ружник), а также в Арките, владеют тюркским языком не более 10-15% женщин. Во всем остальном Табасаране, как правило, женщины не знают тюркского языка. Дети школьного возраста, как правило, тюркского языка совсем не знают. В быту, в семье табасараны говорят исключительно на родном табасаранском языке. Мы считаем народ двуязычным, когда оба языка — и родной и язык соседнего народа имеют примерно одинаковое распространение и в общественной жизни, и в быту. Это на деле в Табасаране нет, потому утверждение тюркофилов не имеет реального основания. Необходимость скорейшего введения родного языка в школе и в низовом управлении совершенно очевидна.  Дети, попадая из дома, где они говорят на родном языке, в школу, где уже тюркский язык, оказы­ваются в очень тяжелом положении».

Аргументировано доказав неприемлемость чуждого горцам тюркского языка, Г. Гаджибеков прямо писал о том, что он не помогает, а мешает делу повышения культурного уровня народов Дагестана. «Вместо ликвидации неграмотности, — писал Г. Гаджибеков, — у нас по­лучается обучение другому языку».

«Языковые затруднения, — писал он, — сильно понижают качество обучения, влияют и на количественный охват детей школами. Еще хуже обстоит дело с ликвидацией неграмотности взрослого населения. Тут тоже идет речь не только о том, чтобы научить читать и писать, но и том, чтобы обучить тюркскому языку».

Мужчины все-таки посещают ликпункты. Женщины же почти вовсе не посещают их. Массовая политпросветработа на тюркском языке также не полу­чает развития.

В сельсоветах и других низовых учреждениях, там, где в аппара­те табасараны, разговорный язык — везде табасаранский. Но делопроиз­водство ведется везде на тюркском. Это противоречие между устным и письменным языком сказывается вредно на работе учреждений. Далее Г. Гаджибеков пишет, что для ускорения проведения в жизнь решений партии и правительства о табасаранском языке надо приковать внимание соответствующих органов, необходимо мобилизовать общественность.

«Табасаранский язык является одним из самых отсталых среди других дагестанских языков», — писал Г. Гаджибеков. «Хотя новые слова сравнительно интенсивно начинают уснастить этот язык сейчас и подтя­гивать его к задачам социалистического строительства, но все-таки этот процесс, благодаря отсутствию письменности, газет, книг, идет значи­тельно более медленными темпами. В данный момент сделан первый шаг в языковом строительстве для табасаран. Дагестанским научно-исследовательским институтом разработан алфавит па латинской основе, согласованный с новым даге­станским алфавитом. В нем 43 знака, из которых 4 являются новыми и отражают особенности фонетики этого языка».

Создание письменности для табасаран явилось крупным шагом в развитии политической и культурной жизни народа, способст­вующим ускорению темпов строительства школ с родным языком обу­чения, ликвидации неграмотности среди взрослого населения, росту на­циональной печати, литературы, искусства Г. Гаджибеков указывал на необходимость немедленно приступить к организации газеты и выпуска массовой литературы, учебников.

В 1996г. когда отмечали 100-летие табасаран­ского просветителя Темирхана Шалбузова, в моем докладе было сказано о связях Т. Шалбузова с Г. Гаджибековым. По словам Т. Шалбузова Г. Гаджибеков уделял внимание подго­товке кадров по табасаранскому и другим языкам. По его же словам, еще в 30-е годы Г. Гаджибеков выступил с идеей о необходимости создания специального учреждения, призванного издать учебники и учебные по­собия на дагестанских языках.

К слову сказать, мысли, высказанные Г. Гаджибековым о месте и значении такого специального учреждения, были воплощены в тяжелые годы Великой Отечественной войны созданием Дагучпедгиза, сыгравшего огромную роль в обеспечении школ необходимыми учебниками на всех дагестанских языках в течение более полувека. А это учреждение, как мы все знаем, ликвидировано в наше время теми, кто хотел прибрать к своим рукам его функции, но от этого пострадали  школы и учащие­ся.

Вот как выполняются заветы великих людей в наше время теми, кто стоит на страже развития письменных языков.

Роль Г. Гаджибекова в развитии табасаранской письменности велика, как и тех, кто посвятил свои исследования изучению та­басаранского языка – П.К. Услара, А. Дирра, Л.И. Жиркова, А.Н. Генко, Т. Шалбузова, А. Магометова, Б. Ханмагомедова, К. Шалбузова, К. Курбанова, З. Загирова, С. Шихалиевой и других.

Жизнь и деятельность Гаджибека Гаджибекова по вопросам соз­дания новой письменности для табасаран, может служить для многих лиц наглядным примером глубоко интернационалистского подхода к решению важнейших проблем развития табасаранского народа, особен­но для тех, кто пренебрежительно относится к истории и культуре мало­численных народов.

Магомед Гасанов, заведующий кафедрой истории 

Даггоспедуниверситета, профессор,

Подпишитесь на наши каналы:

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Новости партнеров