Люди как звезды гаснут, но не теряют способность светить

 

В эти дни исполняется 140 лет со дня рождения дагестанского революционера Мурсалова Абдул-Самеда  Абдул-Халиковича

Вчерашний день, минувший год
Не умирают в человеке
Прошедший век – он в нашем веке
Еще звенит, еще поет.

Живут высокие веленья
Ума и сердца прежних лет
Давно участие, волненья
Еще отбрасывают свет.

И фотография в альбоме,
И куст сирени под окном,
И тишина в отцовском доме
Твердят о времени ином.

Непрерываемая связь поколений – вот тайная нить, которая связывает день сегодняшний с днём вчерашним, с нашим прошлым. А что такое прошлое? Это не только перечень отдельных событий, происходивших в то или иное время. Это, прежде всего люди, наши предки, наши родные.

Наши предки – это наши корни. Прежде всего – родители, отец и мать. Затем – бабушка и дедушка. И так далее – в глубину времени. Затем – это великие люди нашего народа. Те люди, что оставили в истории народа, в народной памяти свой след. И наконец, это наша страна, наша большая Родина, которая состоит из миллионов “малых родин”, для каждого человека – своих… В моём видении – это дорогой моему сердцу край, мой Дагестан! И из глубины моей души на бумагу ложатся строки:

Гордая страна средь гор кавказских

Обласканная Каспием седым,                                                                                     

Наш Дагестан цветущий и рекрасный,                                                                          

Богат историей своею и людьми.                                                                               

Он перекресток есть цивилизаций,                                                                                  

От севера до юга на земле!                                                                                                    

И  государства многие желали —                                                                                    

Иметь господство на этом рубеже,                                                                                      

А гордый Дагестан, опутанный сетями,                                                                                

В борьбе, под натиском своих врагов,                                                                                

В подобии арены, места битвы гладиаторов,                                                              

Залитый кровью был и горем материнских слез!                                                       

И эта кровь, и эти слезы,                                                                                        

Смешалось всё в один замес,                                                                                        

От этой скорби  материнской,                                                                                       

В сердцах джигитов бурлит кровь!                                                                                 

Их разум яростью пылает,                                                                                            

К врагам пощады нет у них.                                                                                          

Они, душою возвышаясь,                                                                                             

Скалою перед  врагом  встают.                                                                                    

А коли враг уйти не хочет,

И беды с горестью несет,                                                                                           

Морские волны мы поднимем,                                                                                    

Волной Цунами их сметем!                                                                                                             

Наш Дагестан, ты горная страна,                                                                              

Детей растишь ты гордых, как сама,                                                                               

Не преклоняющих колени никогда!    

В словах родина, родители, родственники, родные общий корень – род.

История своей семьи, своего народа и своей страны – вот три слоя корней, удерживающих и укрепляющих в жизни – от самого ее начала и до самого ее конца — любого из нас. Знать эти три слоя своих корней должен всякий, чтобы себя понимать, себя уважать, чувствовать себя сильным и уверенным, чего-то хорошего добиваться, достигать… А если кто-то не знает свои корни, тот должен сознательно стремиться их узнать.

 

История моих родных, моих предков – история не только одного рода, чью фамилию я ношу с гордостью, Зайналов. У каждого человека есть папа и мама, два дедушки и две бабушки, а у тех тоже были свои родители. Это если рассматривать родословную хотя бы за последние сто лет. И значит, история каждого из нас – это история как минимум восьми разных родов, восьми фамилий.

Сегодня же, по прошествии  векового периода, в преддверии юбилея -140-летия, хочу поведать Вам об одном человеке, занявшем почетное место в моей корневой ветви (по материнской линии) Мурсалове Абдул-Самеде Абдул-Халиковиче.

Человеке с большой буквы, прожившего свой  жизненный путь истинного борца за свободу горцев, пылающего в своих деяниях как самая яркая звезда, в период становления молодой Республики Дагестан и в годы борьбы, до угасания жизни. Но, ярко светящей личности в истории своего народа, своей родины, и служащий образцом подражания и гордости своим потомкам.

Жизнь этого человека была не простой. Политические события начала XIX века очень сильно отразились на его судьбе, как и на всех горских народах того времени.

Воздействие революционных событий в России, на судьбы народов многонационального Дагестана, как и всего Кавказа было неоднозначным и сложным, совмещавшим в себе и положительные, и отрицательные стороны, явившийся рычагом, повлиявший на сознание горцев, всколыхнув их видение жизненных процессов и втянувшая в себя как водоворот и героя моего повествования Мурсалова А-С.

Надо отметить, что, как и все притесненные горцы Южнодагестанские крестьяне вели непрерывную борьбу против феодальной эксплуатации. Они нападали на имения ханов и беков, угоняли ханский скот, отказывались от несения повинностей. Ханы отвечали на крестьянские выступления новыми жестокостями.

В этом антагонизме взаимоотношений, одним из факторов всколыхнувший сознание горцев, предшествовавший их длительной борьбе против насилия и унижения, послужил жесточайший гнет при царизме, которому подвергались народы Кавказа.

При этом, трудящимся горцам приходилось  вести борьбу  не только против рабского гнета, насаждаемого царскими наместниками, но и против национальной буржуазии, которая впоследствии, в период гражданской войны в России, вошла в союз с белогвардейскими генералами и иностранными интервентами (англичанами, турками).

Борьба Дагестанского народа, в те годы жизни, против национальной и иноземной контрреволюции, полна примеров героизма и отваги, проявленных рабочими, горцами, истинными сынами Дагестана, явившиеся звездами, направившие и осветившие путь горских народов в будущее. В этой борьбе выдвинулись десятки, сотни героев, имена которых не забывает свободный народ Дагестана, вместе  со  всем Российским народом.

Къ.-М.Агъасиев ва А.-С.Мурсалов

Герои, мечтавшие о светлом будущем, боровшиеся за новую, счастливую жизнь – это Джелал-Эт-Дин Коркмасов, Уллубий Буйнакский, Кази-Магомед Агасиев,  Магомет-Али Дахадаев (больше известен под именем Махач), Алибек Тахо-Годи, Саид Габиев, Зайналабид Батырмурзаев, Петр Ковалев, Абдул-Самед Мурсалов, Юзбеков Тарикули, Акимов Казибеки многие, многие положившие свои жизни в этой борьбе.

Связь с прошлой их жизнью и настоящей нашей в последствии, для будущих потомков, выражается в том, что хотим мы или нет, мы пожинаем плоды того, что происходило сто лет назад или тысячу. Людские потери невосполнимы, особенно когда речь идет о миллионах жертв, одной из которых был и Мурсалов  Абдул-Самед  Абдул-Халикович!

Мурсалов  Абдул-Самед  Абдул-Халикович, родился в лезгинской семье, крестьянина-бедняка (портного (кустаря) по профессии),  21 августа 1877 года, в одном из самых южных и горных районов Дагестана, селении Ахты, расположенного в живописной долине пиаловидной формы, у реки Самур, при впадении в неё реки Ахтычай, в долине окружённой серыми каменистыми безлесными горами, между горных вершин: Гестинкиль(2788), Ухиндаг(1870), Шалбуздаг(4142), Ярусадаг(3584). С севера к Ахты примыкает Самурский хребет, с юго-запада Гельмец-Ахтынский хребет, а с юго-востока боковые хребты, отходящие от Шалбуздага.

На период  рождения Абдул-Самеда Мурсалова это еще Самурский округ – ныне Ахтынский район, Республики Дагестан.

Детство Абдул-Самеда Мурсалова было не легким, его семья еле ели сводила концы с концами.

В 1901 году в связи с тяжелым состоянием жизни Абдул-Самед со своим отцом переезжает из селения Ахты в селение Лакар Кубинского уезда Азербайджана, где постоянно жил его дядя – Керим.

Не отрадная была жизнь и здесь. После четырех лет проживания в селении Лакаре Абдул-Самед со своим отцом переезжает в селение Касумкент, Кюринского округа в Дагестане (ныне Касумкентский район Республики Дагестан). (Село основано в первой половине XIX века. В 1812 году Касумкент был включён в состав новообразованного Кюринского ханства. В 1866 году ханство было формально включено в состав Российской империи и преобразовано в Кюринский округ. Касумкент стал административным центром, как всего округа, так и Гюнейского наибства, входившего в его состав. Вместе с сёлами Аликент и Ашага-Араг образовал Касумкентское сельское общество. Расположение на стратегически важном дорожном узле — на юге Дагестана в 185 км от Махачкалы, в 40 км от Дербента и в 25 км от русско-азербайджанской границы. До ближайшей железной дороги 35 км., до побережья Каспийского моря 30 км.).

К тому времени он уже выучился ремеслу портного, и вскоре не стало отбоя от заказов на черкески и бешметы. В Касумкенте он женился и решил здесь обосноваться, так как в этом же году умер отец и куда-либо, двигаться было бессмысленно.

После смерти отца Абдул-Самед продолжает заниматься портняжным промыслом, но клиентов уже становится мало, а жить все трудней и трудней.

Надо отметить, что в поисках заработка горцы уходили в города. Многие аульчане из Кюринского округа, в частности и большая часть населения Касумкента в предреволюционные годы было занято в нефтяной промышленности в Баку, в Биби-Эйбате, у нефтяника Зубилова, который был крупным центром рабочего движения в России.

(В 1803 году бакинским купцом Касымбеком были сооружены два нефтяных колодца в море. Эти колодцы были расположены на расстоянии 18 и 30 м. от берега села Биби-Эйбат (аз.Bibiheybət «тётя Эйбат»), а также были защищены от воды срубом из плотно сколоченных досок.                                                                                                       В 1844 году под руководством статского советника Василия Семёнова и директора Бакинских нефтяных промыслов майора Корпуса горных инженеров Алексеева, более чем за десять лет до пробуривания известной скважины Эдвина Дрейка в Пенсильвании, началось бурение на месторождении Биби-Эйбат. В 1847 году здесь была пробурена первая разведочная скважина на нефть глубиной 21 м.  Первая в мире современная нефтяная скважина была также пробурена здесь в период с 1847 по 1848 год. Первая нефть была получена ударным способом с применением деревянных штанг 14 июля 1848 года. Официальная дата открытия месторождения считается 1871 год. Ближе к концу XIX века на Биби-Эйбате началось и морское бурение. В XIX веке на месторождении Биби-Эйбат поднятие нефти производилось ручным воротом)

Среди них, трое из Уллугатага – Ферзали Бегов, Шахпас Тагиров, Габиб Шахбазов, Тарикули Юзбеков из Ашага-Ярака, Казибек Акимов из Цмура, Абдулбари и Абдулжалил Казибековы  из Шихикента, Расул и Алибег Агасиевы из Буткента идругие.

Этот фактор повлиял и на решение Абдул-Самед Мурсалова, за заказчиками он решил поехать в город Баку, где через своих родных Айваза и Кюроглы Мурсаловых (которые работали рабочими в районе Биби-Эйбат), он находил себе клиентов, из числа рабочих лезгин, желающих сшить себе бешметы и лезгинские черкески (впрочем, следует отметить, что он отлично шил лезгинские черкески – в то время он этим славился по всему южному Дагестану).

Будучи в среде рабочих — Биби-Эйбатского нефтяного района гор. Баку, (местом, которое в результате отходничества стало распространением среди населения революционных идей), через своих родных Айваза и Кюроглы, Абдул-Самед знакомится с ярым борцом за свободу Горцев, видным революционным деятелем – славным сыном Дагестанского народа – Кази-Магомедом Агасиевым и становится его ближайшим другом.

(Кази Магомед родился в 1882 году семье ремесленника в селе Ахты в Дагестане, лезгин по национальности. Был рабочим. В 1904 г. вступил в РСДРП. В конце 1905 г. избран членом Бакинского совета. Активно участвовал в работе Союза нефтепромышленных рабочих. Неоднократно подвергался арестам и высылке из Баку. После Октябрьской революции стал председателем Дербентского совета. Во время оккупации Южного Дагестана и Дербента турецкими интервентами стал организатором партизанской борьбы против захватчиков. Во время одной из боевых операций был схвачен турецким отрядом и по решению шариатского суда расстрелян в 3 км от села Касумкент у Ханского моста)

Часто встречаясь и беседуя с Кази-Магомедом Агасиевым в бараках хозяина Зубилова, слушая его рассказы о тяжелой доле рабочих, о необходимости свержения царского строя, А-С. Мурсалов вместе с другими рабочими готовились к революционной борьбе.

Баркаллу хизандин векилар

Поэтому селения: Касумкент, Уллугатаг, Шихикент, Буткент, Цмур, Ашага-Ярак, Куркент, Юхари-Яраг находились под особым наблюдением царской жандармерии. Жителей этих селений подозревали в том, что они, работая на бакинских и грозненских нефтепромыслах, были связаны с революционно настроенными лицами.

С этого момента Мурсалов Абдул-Самед Абдул-Халикович, втянутый в общереволюционное русло, связал свой жизненный путь с подпольной группой русских марксистов, проживающих тогда  в гор. Баку и работавших в тесной связи с В.И. Лениным, выполняет многие ответственные партийные поручения.

Подпольный Бакинский Комитет РСДРП(б) оценив и проанализировав способности Абдул-Самеда Мурсалова, поручил ему  вести нелегальную партийную работу в Кюринском округе. В этих обстоятельствах Мурсалов Абдул-Самед в своей квартире, в селении Касумкент организовал центр подпольной партийной организации, и под руководством Кази-Магомеда Агасиева и в тесном сотрудничестве с Подпольным Бакинским Комитетом РСДРП возглавил руководство партийной работой по всему южному Дагестану.

В адрес штаб-квартиры Мурсалова Абдул-Самеда через специальных подпольных связных, Абдулбари Казибекова и Хабиба Шахпазова, было организовано систематическое поступление информационного материала: литература, газеты и агитматериалы, призывающие трудящихся горцев с оружием в руках выступить против  царского самодержавия, которые подпольщики через единомышленников, сочувствующих распространяли среди трудящихся Кюринского округа и частично Самурского и Казикумухского округов.

В народе говорят: правду не спрячешь. И правда проникала в далекие горы, доходила до темных, неграмотных горцев, и ей верили, потому, что угнетаемый, измученный, обнищавший народ веками ждал той жизни, которую ему несли революционные вестники.

В 1914 году по поручению Бакинского комитета РСДРП в селение Касумкент приезжает Кази-Магомед Агасиев, для оказания помощи в деле  организации актива сочувствующих из числа сельской бедноты Кюринского округа. С этой целью Кази-Магомед Агасиев и Абдул-Самед Мурсалов пешком выдвигаются в селения — Буткент, Шихикент, Уллугатаг, Зухрабкент, Испик, Юхари-Яраг, Цмур и др., где они проводят массовую политическую агитацию среди трудящихся, работавших в гор. Баку и в самом Дагестане.

Здесь следует отметить, что в соответствии с проводимыми работами группы А-С. Мурсалова, названные выше населенные пункты находились под влиянием подпольной большевистской организации Бакинского Комитета РСДРП и они особенно не считались с ханами и беками.

Через эти населенные пункты и при помощи сочувствующих группа Абдул-Самеда Мурсалова широко развернула деятельность подпольной большевистской  организации и обеспечила надежную опору из числа бедных крестьян готовых в любое время восстать против царского режима.

В 1916 году для укрепления связи с трудящимися Кюринского Округа и всего Южного Дагестана и усиления революционной борьбы против царского самодержавия и эксплуататоров, Кази-Магомед Агасиев по прямому указанию Бакинского Комитета РСДРП открывает в селении Касумкент, в помещении принадлежащем Мурсалову Абдул-Самеду и с его ведома, небольшую продуктовую лавку «торговый пункт». Цель этой торговли заключался в том, чтобы отвлечь внимание местных царских властей. Чтобы они не замечали о нелегальной революционной работе подпольной организации в селении Касумкент с одной стороны и распространения среди трудящихся агитационных листовок и прокламаций, доставляемые из Баку, изданные Бакинским Комитетом РСДРП.

Агасиев К-М. и Мурсалов А-С. целыми ночами в лавке аккуратно вкладывали листовки и прокламации в папиросные коробки, в пачки махорок, чая и других предметов, обвернутых бандеролью. На этой работе использовались брат и сын Абдул-Самеда Мурсалова – Омар и Азиз Мурсаловы.

Здесь, надо отметить, что активными участниками подпольной организации руководимой Абдул-Самед Мурсаловым (профессиональным революционером – главой революционной семьи) были и два его брата.

Один брат, Абдул-Гамид Мурсалов (1893-1939)(он же Александр Георгиевич), занимавшийся подпольной работой, будучи представителем полкового Комитета второго Дагестанского конного полка в городе Проскурове, где он неоднократно подвергался арестам за революционную деятельность. Активно участвовал в боях Великой Октябрьской Социалистической Революции в Москве, был командиром-комиссаром отдельного Дагестанского национального кавалерийского дивизиона. Сражался с бичераховцами, диникинцами. Был Военным комиссаром Пятигорского, а затем Кисловодского округов. С 9 мая 1932 года был назначен заместителем, а затем народным комиссаром социального обеспечения Дагестанской АССР. Умер в 1939 году, будучи главным арбитром при Совете Министров Дагестанской АССР. Член КПСС с 1916 года.

Другой брат Омармагомед Мурсалов (1900-1973) был командиром партизанской группы, боролся против деникинских банд и турецких авантюристов. В 1920 году участвовал в первом съезде Красных партизан в гор.Темер-Хан-Шуре (ныне гор. Буйнакск), а в1921 году был избран делегатом первого съезда комсомола Дагестана, был представителем Даг.ЦИКа при ВЦИКе в Москве, член КПСС  с 1920 года.;

С юных лет, Абдул-Самед Мурсалов, приобщил к революционной борьбе и своего сына Азиза (1906), возложив на него руководство подпольной комсомольской организации в Кюринском округе селении Касумкент (1919-1920). В последующем он был  делегатом первого съезда комсомола Дагестана (1921), секретарем Кюринского и Самурского окружкомов комсомола, стал персональным пенсионер республиканского (РСФСР) значения, был награжден правительственными наградами, член КПСС с 1924г., активный организатор пионерского движения 1924-1926 г.г., по профессии экономист-юрист;

А дочь, Абдул-Самед Мурсалова,  Саймат выросшая в революционном духе, в питавшая в себя дух отца, о чем свидетельствует Справка члена КПСС с 1920 года Несредина Разаханова, который пишет: «в 1930 году во время восстания в Касумкенте ворвались бандиты в дом революционера – руководителя подпольной большевистской организации в Кюринском округе Абдул-Самеда Абдул-Халиковича Мурсалова, выбросили все вещи и сожгли сундук с историческими архивными документами о работе подпольных большевистской и комсомольской организации в Кюринском округе. А когда бандиты стали рвать на куски портрет В.И.Ленина, висевший в одной из комнат, дочь Мурсалова комсомолка Саимат не выдержала и дала одному из бандитов пощёчину. Бандиты за это избили её до потери сознания и оставив лежать замертво, скрылись. В себя она пришла лишь в больнице, куда была доставлена соседями, прибежавшими на её крики о помощи.»

Так, была налажена работа нелегальной партийной организации до октября 1916 года. С октября 1916 года царские власти заподозрили АгасиеваК-М. и Мурсалова А-С.,в ведении нелегальной революционной работе и организовали за ними слежку.

18 ноября 1916 года Агасиев К-М. и Мурсалов А-С. царской жандармерией были схвачены и посажены в тюрьму в селении Касумкент.

Однако не найдя никаких прямых достаточных улик, доказывающих их виновность, начальник округа вынужден был через месяц их освободить из тюрьмы, но Агасиеву К-М. было приказано немедленно покинуть территорию Кюринского Округа, а Мурсалову А-С. было разрешено остаться в Касумкенте под строгим наблюдением царских властей.

Вскоре встал вопрос о выселении из Касумкентаи Мурсалова А-С., поводом к этому служило то, что будто «Абдул-Самед человек не местный, родился в селении Ахты, он — кочевник» и т.п. За словом следовало и дело. Начальник Кюринского округа приказал, Касумкентскому сельскому старшине, разрушить дом Мурсаловых и в этих целях был выделен отряд полицейских с группой подкупленных крестьян с лопатами и ломами.

В момент, когда Царские палачи приступили к разрушению дома, в семье Мурсалова А-С., случилось очередное несчастье – от испуга умер больной младший сын.

Собравшаяся сельская беднота с гневом и возмущением требовала прекращения издевательства царских чиновников над семьей Мурсаловых.

В добавок к этому окружной Начальник запретил похоронить сына большевика на Касумкентском кладбище. В течение двух дней труп ребенка оставался дома. Но только после категорического требования местного населения Начальник Округа вынужден был разрешить предать земле труп сына Мурсалова А-С.

Несмотря на репрессии и преследования царских властей, подпольная организация (группа) продолжала свою работу, получая непосредственно директивы из Баку – от Бакинского Комитета РСДРП. Подпольная организация, несмотря на опасность в период подготовки и проведения революции в России расширила и укрепила свои ряды, охватывая своим влиянием более широкие круги трудящихся, провела среди них революционную агитацию за свержение царизма и за Союз беднейшего крестьянства с рабочими.

Следует подчеркнуть, что подпольная группа Мурсалова А-С. поддерживала с бакинскими товарищами постоянную связь.

Одним из документов, характеризующих размах и содержание работы этой группы и оказанного доверия руководителю этой группы Мурсалову А-С. служит письмо тов. Агасиева К-М. – в котором говорится, “Сообщаю тебе, что нам известно из Петрограда, что товарищ Ленин находится в Кронштадте и работает среди матросов и готовится против Правительства Керенского. В недалеком будущем будет восстание – это подтверждают приехавшие к нам из Петрограда товарищи. Тебе необходимо отчитаться за задолженность, за полученную Вами литературу, программы, газеты и т.д. задержка отчетности меня тут ругают. Я тебя прошу поддержать мою жену до моего приезда, когда приеду отчитаемся. Кази-Магомед. “2” августа 1917 года г. Баку.”

На отчетном собрании Мурсалов Абдул-Самед был избран делегатом от Кюринского округа на Первый Дагестанский съезд крестьян, который состоялся в августе 1917 года в Темир-Хан-Шуре. Здесь же на съезде он встретился с Дж. Коркмасовым,  У. Буйнакским, М. Дахадаевым и другими революционерами, узнал много нового для себя, сопоставил свои возможности плодотворного ведения агитационной работы среди масс.

Вернувшись со съезда, Мурсалов Абдул-Самед сделал сообщение о работе съезда, для членов подпольной организации, что послужило организацией усиления связи с революционно настроенными крестьянами, шире развернулась массово-разъяснительная работа среди масс.

Летом 1917 года по поручению Бакинского Комитета РСДРП для усиления работы среди крестьянской бедноты Агасиевым К-М.  в Касумкенте (по Кюринскому Округу) была создана большевистская группа «Тройка» в составе Мурсалов Абдул-Самед, ЮзбековТарикули и Акимов Казибек, которые проводили большую политико-воспитательную и агитационно-массовую работу среди трудящихся Южного Дагестана и организовали народное восстание против деникинских полчищ. Руководство группой по единогласному согласию было возложено на Мурсалова Абдул-Самеда Абдул-Халиковича. В Касумкентскую группу большевиков так же вошли Абдулгамид и Омар Мурсаловы, Абдулбари Каванбеков, Несредин Разаханов, Зиявдин Эфендиев, Атлуханов А., Велиев П. и другие.

В справке Центрального государственного Архива ДАССР от 7-го мая 1976 г., № 11-3-25 г.Махачкала, говорится, «Одновременно сообщаем, что в Ц.Г.А. ДАССР находятся статьи кандидатов исторических наук Б.Кашкаева, Г.А. Алибекова, Н.Эмирова, А.Бабаева, а также в воспоминаниях Р.Раджабова, З.Эфендиева, Х.Тагиева, Н.Разаханова в которых говорится:

В 1917 г.Мурсалов Абдул-Самед Абдул-Халикович был руководителем Касумкентской подпольной большевистской группы.

Дом Мурсалова А.А. был штаб-квартирой Касумкентских революционеров, возглавляемой посланцем Бакинского Комитета РСДРП(б) большевиков Кази-Магомедом Агасиевым.

В 1919 г. Мурсалов Абдул-Самед Абдул-Халикович был руководителем вооруженного восстания против деникенцев.».

Брошенные семена по созданию подпольной группы дали хорошие всходы. В дни выборов в учредительное  собрание сказались плоды работы “Тройки”, когда населения во всех пунктах Кюринского округа отдали партии большевиков больше 80% своих голосов.

После Октябрьской революции разгорелось пламя гражданской войны, в Дербенте временно пала Советская власть под напором врагов революции. В середине 1918 года в Дагестан вторглись турецкие интервенты. Турецкий офицер Такюдин-бей объявил себя «каймакамом» (временным правителем) Кюринскогого округа. По приходу турок, которых масса встретила очень радушно как единоверцев, они пользовались среди масс громадным авторитетом и доверием, но впоследствии, когда масса увидела своими глазами их воровство, грабежи, пьянство, разврат, массы от них откололись, стали переходить на сторону большевиков. Турецкие интервенты внесли свою лепту в дезорганизацию социальных отношений за недолгое пребывание в области, о чем сохранились свидетельства очевидцев.

Вот факты: гражданин селения Ахты Велиханов Ремихан был за мелочь турецкими жандармами избит. Второй случай: этими жандармами также был избит старик, в царское время посетивший Мекку, Гаджи Ашурали, после чего он стал ярым врагом турок. За отказ служить в турецкой армии Такюдин-бей приказал повесить в Касумкенте двух молодых людей  — Гани из Буткента и Али из Ашага-Ярага.

Так постепенно развеивались давние надежды горцев на то, что турки-единоверцы помогут им создать собственное государство. Учитывая популярность среди горцев имени Шамиля, имама, боровшегося против России в Кавказской войне XIX века, для активизации борьбы против большевиков в Дагестан из Турции был приглашен внук Шамиля – Саид-бек, но эффект от его пребывания оказался минимальным.

С апреля 1918 года Агасиев К-М. начал давать директивы “Тройке” из гор. Дербента, будучи там от Бакинского Комитета РСДРП во главе Дербенской организации большевиков. В соответствии с происходящими событиями надо отметить, что огромную поддержку оказывали Кази-Магомеду Агасиеву его боевые друзья и соратники: Гасан Нурметов – в Дербенском районе; Тарикули Юзбеков – в Табасаранском; С. Сулейманов – в Самурском; Абдул-Самед Мурсалов – в Куринском округе, а самом Дербенте в месте с К-М. Агасиевым  работали видные революционеры С. Стурул, Г.Канделаки, Д.Пугин, Г.Таги-Заде, А.Эрлих, К.Мамедбеков и другие.

Но  в июне 1918 года он был захвачен турецкими оккупантами по доносу предателей, выдан в руки каймакама Кюринского округа и по решению шариатского суда зверски убит между селениями Касумкент и Ашага-Яраг.

(Так, известный черносотенец К. Омаров вместе с группой бандитов захватили Кази-Магомед Агасиева. Закованного в кандалы, замученного пытками, его привезли в Касумкент и сдали Такюдин-бею. Чтобы избежать волнения среди касумкентцев, был тайно проведен шариатский суд, который приговорил Агасиева к смертной казни. По предложению контрреволюционера Ханбута Ханмагомедова было решено отправить Агасиева в Ахты, а по дороге «при попытке к бегству» расстрелять. Пройдя 1,5 километра по дороге из Касумкента в Курах, недалеко от Ханского моста,в  октябре 1918 года Кази-Магомед Агасиев был застрелен. А в 15 км. от Касумкента, в местечке Кохмаз-Кунт, были растреляны ещё три мужественных сына Страны гор: Ламет Рахманов из села Уллугатаг; Гасан Мурсалов из села Ахты и Кариб Вагабов из села Хкем, которые по поручению Бакинского комитета партии разъясняли крестьянам Кюринского округа значение победы Великого Октября.)

После убийства Агасиева К-М. турки, а затем Деникинцы усилили расправу с большевиками. Не только Кюринского округа, но и всего Дагестана.

Но, жестокая расправа над пламенным революционером Кази-Магомедом Агасиевым и тремя другими товарищами не сломил дух подпольной группы Мурсалова А-С. — эти трагические события укрепили их дух, усилило их желание мужественно продолжать борьбу против оккупантов.

В мае 1919 года, генерал Халилов по указке англо-деникинского штаба, совершил военный переворот, захватил власть в свои руки и выпустил полчища Деникина в Дагестан.

«Правитель» Дагестана — генерал Халилов сформировал свой аппарат власти в Темир-Хан-Шуре и округах из белогвардейских офицеров. Начальником Кюринского округа был назначен полковник Умашев.

Население Дагестана на своих сходках отвергали домогательства интервентов и выразили решимость бороться против захватчиков до конца. Тогда, деникинское командование попыталось силой привести горцев к повиновению.

Острый характер приняли события, происходившие в аулах Кондике, Шихикенте, Яраг-Казмаляре, Тагиркент-Казмаляре, Уллугатаге, Ашага-Картасе, Ашага-Стале, Буткенте, Испике, Нютюге и др., где революционно настроенные бедняки отобрали у сельских старшин казённые печати сельских судов, захватили участки земли и засеяли их.

Партийная организация Кюринского округа росла день ото дня. В 1919-1920 гг. в её ряды вступило более двухсот человек, среди них был и Мурсалов  Абдул-Самед  Абдул-Халикович.В начале 1920 года из Баку через Джлал-эт-Дин Коркмассова были получены и вручены партийные билеты.

В 1919 году деникинские войска вторглись в Кюринский округ. Деникинцы вели себя очень нагло. Насилие и издевательства над населением не прекращались. Победы и контрибуции окончательно разорили их. Ко всему 4 августа 1919 года Халилов по указанию Деникина издал указ о мобилизации горцев от 19 до 14 лет в Добровольческую армию для борьбы с Советской властью. Чтобы обеспечить выполнение приказов, в крупных населенных пунктах Дагестана были размещены деникинские войска. В том числе и в Касумкенте — 2 сотни, с двумя орудиями и 3 пулеметами.

В Касумкенте деникинские войска разместились в школе, которая была превращена в казарму. На виду у народа, они вынесли из школы парты и прочий инвентарь, и сожгли их.

В округе под руководством А. Мурсалова, Т. Юзбекова, К. Рамазанова, К. Анимова, было проведено три съезда, на которых обсуждалось создавшееся положение.

В начале 1919 года у селения Орта-Сатл, близ источника «Кукул-булах», было проведено собрание повстанцев, на котором собралось более 500 человек. Партизаны и прибывшие из сельских обществ другие представители избрали Окружной ревком. В его состав вошли Абдул-СамедМурсалов, Тари-Кули Юзбеков, Гаджимет Сафаралиев, Казибек Акимов и др. Было постановлено послать письма с призывами о поддержке их выступления в Курахский участок Кюринского округа, в Самурский и Кайтаго-Табасаранские округа. Собрание командировало А. Рамазанова, Г. Сафаралиева и К. Акимова по селам собирать пополнение партизанских отрядов и организовать снабжение повстанцев продовольствием, одеждой и боеприпасами.

В Касумкенте был размещен отряд аскеров и отряд партизан Кази-Магомеда Курахского, ввиду того, что угроза прихода деникинских казаков еще существовала.

Деникинцы вели себя очень нагло. Они позорили честь горцев-мусульман, издеваясь на их чувствами, оскорбляя их человеческое достоинство.

В базарные дни прямо на глазах у трудящихся с граждан они снимали брюки, сапоги и костюмы, потому, что одежда была военного покроя и она им нравится, а горец, может ходить в дырявых брюках. Офицеры деникинской армии в бесстыжей форме стали даже купаться в речках тех мест, где женщины горянки набирали воду для питья.

Деникин потребовал добровольцев одевать за счет трудящихся для ведения войны против большевиков.

Против бесчинства деникинцев проводила соответствующую работу “Тройки”, которая направила своих представителей в населенные пункты, где на сходках они рассказывали  о наглостях деникинцев, отвергали их требование о добровольцах и подняли народ против оккупантов.

Для усиления работы среди населения группой было принято решение образовать окружной центр повстанческого движения по борьбе против Деникина. В июле 1919 года по решению “Тройки” были организованы партизанские отряды под командованием члена “Тройки”  тов. Юзбекова Тарикули. Для руководства партизанскими отрядами были привлечены Зиявутдин Эфендиев, Гаджимет Сафаралиев, Несретдин Разаханов, Алибег Рамазанов, Карчуга Казиев, Амирхан Фейзулаев, Курбан Раджабов и др. Задача состояла в том, чтобы изгнать из пределов Дагестана  деникинцев, а затем соединится  с частями Красной Армии для нанесения общего  удара на всех фронтах по деникинцам.

Учитывая сложность обстановки “Тройка” руководимая Мурсаловым А-С. обратилась в Бакинский Комитет РСДРП с просьбой оказать помощь вооружением и людьми, главным образом военными кадрами для подавления сопротивления турецких оккупантов и их подручных.

Бакинский Комитет РСДРП немедленно послал свои части, как в Дербент, так и в Касумкент.

Будучи одним из руководителей повстанческого движения в Южном Дагестане и членом коллегии по снабжению армии Дербентского фронта продовольствием Абдул-Самед Мурсалов вложил много усилий для сплочения горцев на борьбу против деникинских белобандитов.

Самой тяжелой проблемой стало снабжение фронта продуктами питания  и боеприпасами. Ведь в распоряжении временного комитета Кюринского округа ничего этого не было. Все надо  было собрать у народа, причем не принуждая, а взывая к патриотизму, долгу.

Абдул-Самед Мурсалов сумел организовать  людей и собрать  в селах хлеб, патроны и т.д.Подводы, груженные продовольствием  и вооружением беспрерывно  шли на фронт. Сопровождали их старики и женщины. Так фронт снабжался почти восемь месяцев.

Для установления тесной связи в общей борьбе председатель “Тройки” Мурсалов А-С. в сопровождении сочувствующего Хаметова Шихрагима выезжает  в селение Леваши в совет обороны, где он принимал участие на заседании как член этого совета по приглашению Председателя Совета обороны Казбекова Солтан-Саида, для установления связи в общей борьбе горцев против деникинских банд. После его посещения председатель Совета обороны С-С. Казбеков приезжал в Касумкент  на переговоры.

В феврале 1920 года после ликвидации деникинских банд под Дербентом, Председатель Совета Обороны Казбеков С-С. повторно приезжает в Касумкент для организации в месте с “Тройкой” работы по изгнанию турок из Касумкента, а затем из Дагестана.

На другой день в Касумкенте к “Тройке” от Дагестанского подпольного Комитета РКПб с Красным знаменем также приехали Джелал-Эт-Дин Коркмасов, СафарДударов, Салтинский М. и др.

Будучи одни из руководителей Повстанческого движения, Абдул-Самед Мурсалов первым принял доставленное из Астрахани в Баку, затем в Касумкент, в его подпольную штаб-квартиру, Красное знамя за заслуги трудящихся Дагестана в борьбе против полчищ Деникина, врученное горским войскам Дагестана Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом Советов. Отсюда оно было перевезено в Леваши и, в последствии передано Советом обороны Кавказа и Дагестана в городе Темир-Хан-Шуре (ныне г. Буйнакск) подпольному Дагестанскому Обкому Партии. (Фотография Абдул-Самеда Мурсалова хранится в альбоме активных участников Гражданской войны в Дагестане в 1917 года-1920 года в Центральном Музее Вооруженных Сил СССР, ныне России).

Красное знамя было открыто в доме Мурсалова, в присутствии всех членов “Тройки”  и сочувствующих, членов Совета Обороны и руководителей партизанских отрядов, вернувшихся из фронта после разгрома Деникина, во главе с Юзбековым Тарикули.

На этом расширенное совещание было принято решение составить текст Ультиматума заместителю Нури-паши в селении Касумкент Фахми-бею о выводе из территории Кюринского округа своих войск и сдачи власти в руки большевиков.

Задание такое было дано Казбекову С-С. и Мурсалову А-С..

Последние, мужественно выполнили порученное им задание. Ультиматум был подписан и принят Фахми-беем и в эту же ночь турки оставили территорию Кюринского округа и власть большевики взяли в свои руки.

Борьба с участием “Тройки”  завершилась окончательной победой восстановлением Советской власти  в Касумкенте  и в Дагестане  при активной поддержке XI армии во главе с Ордженикидзе С. и Кировым С.М.

Со дня установления советской власти Абдул-Самед Мурсалов был членом Кюринского окружкома КПСС, окружного исполкома. Дагестанского Центрального исполнительного комитета  и членом дагестанской партийной контрольной комиссии.  Он принимал активное участие в борьбе  с разрухой, за восстановление и развитие  экономики республики.

Куда бы  ни ездил А-С. Мурсалов, его простые, но убедительные  речи всегда затрагивали людей за живое.

— Неоспоримый успех  наших мероприятий  зависит  от того, как мы сумеем довести идеи до сознания людей, — говорил Абдул-Самед Мурсалов на активах и совещаниях.

Мурсалов Абдул-Самед Абдул-Халикович трагически погиб 29 марта 1926 года в селении Касумкент на посту Начальника Управления Милиции Кюринского Округа Дагестанской АССР.

Чтобы увековечить память Мурсалова Абдул-Самеда Абдул-Халиковича одна из главных улиц Касумкента названа в его честь, а в столице Дагестана  г.Махачкала улицу Механизаторов переименовали на улицу Мурсалова Абдул-Самеда Абдул-Халиковича, в здании Министерства Внутренних Дел Дагестана на мемориальной доске размещено имя Мурсалова Абдул-Самеда Абдул-Халиковича среди списка погибших на фронтах или при исполнении служебного долга..

Сегодня же, хочется отметить, что происходящее в нашей жизни в настоящий момент – это не просто случайность, а результат прошедших исторических событий в прошлом. Корни нашего «сегодня» кроются в их прошлом.

Рассмотрим аналогию: смотря на небо и видя звезды, мы на самом деле видим их прошлое, так как некоторые из этих звезд больше не существуют. Звезды находятся от нас на расстоянии сотен и тысяч световых лет, и свет, который распространяется со скоростью 186 000 миль в секунду, достигает Земли лишь через сотни лет. Эта звезда могла взорваться и угаснуть в промежутке столетия, но мы по-прежнему видим ее свет, и будем видеть ее еще сотни лет, хотя самой звезды уже давно нет.

И хочется верить, что с учетом поступков и деяний, оставленных Мурсаловым  Абдул-Самедом  Абдул-Халиковичем и сохранившихся в летописи истории и в сердцах людей продолжает освещать наш путь сегодня, в настоящем времени, возможно, не утратит способность светить и для будущих потомков.

И главное надо помнить, что маленькое семя, давшее всходы, остаётся в кромешной тьме почвы, раскинув корневую систему, которая удерживает и питает на поверхности ствол и раскинувшую крону листвы, блаженствующую под лучами солнечного света.

» … Человеку важно знать свои корни…»
В. Песков

Правнук А-С. Мурсалова — Зульфигар Зайналов


Всего просмотров: 255

Добавить комментарий

Войти с помощью: