Мурадис Алидибиров: Хорошо, что я, а не мои ребята

Защитник Дагестана одним из первых встретил на границе вооруженных боевиков. Он получил ранения, которые были несовместимы с жизнью. Но борец за мир остался жить и продолжает служить своей Родине.

— В палату зашёл Путин. И повернувшись у входа к журналистам сказал, подождите тут, ему не до вас, — вспоминает Мурадис Атречович Алидибиров.

Дело было в московском госпитале, где оказался дагестанский герой после страшных событий августа 1999-го. Мурадис Алидибиров был первый, кто на границе стал грудью за свою родину.  5 августа отряды Басаева и Хаттаба вошли в Дагестан со стороны Чечни, в то время, когда мулла собирал всех на молитву. Цумадинский, Гумбетовский и Ботлихский район — первый удар в зону ответственности 48-летнего начальника отдела Управления дагестанской границы. До прихода федеральных сил милицейские и отряды ополченцев сдерживали путь «черной колонны».

— Неделю шли боевые действия. Мы отбили. Потом началось преследование боевиков. А потом наш УАЗик подорвался на мине. Прямо подо мной. Во что я превратился страшно представить: все тело разорвало три литра крови потерял. Не жилец, — вспоминает Алидибиров.

Сейчас Мурадис Атречович занимается общественной работой. После долгого восстановления в госпиталях полковник вернулся в МВД. Работу в органах оставил лишь в 2012, но продолжает служить своему государству. Алидибиров состоит в республиканском штабе ОНФ и с гордостью говорит, «что следит за тем, чтобы все поручения Президента выполнялись должным образом и в срок».

— Много времени ребятишкам уделяю, подрастающему поколению. Это важно очень. Меня в школы приглашают — всегда соглашаюсь, прихожу, рассказываю, как было на самом деле все. Молодёжь должна знать это из первых уст. Да и в гости они сами ко мне приходят часто — значит волнует их эта тема, я с удовольствием гостей встречаю, — рассказывает Мурадис Атречович.

В свободное от важных общественных дел время, Мурадис Алидиберов ездит на дачу к брату. Там у него есть любимые аллеи-дорожки, по которым он гуляет, разрабатывая ноги. После ампутации и протезирования герою жизненно необходимо ходить не менее двух километров в день.

— Я когда узнал, что остался без ног, подумал: хорошо я, а не мои ребята. Я тогда сказал врачам: что ж тут поделаешь — на войне иначе не бывает, — говорит Алидибиров, а в палате в ту минуту повисла тишина: видавшее всякое хирурги поняли, что перед ними настоящий герой.

Без всяких слов это понял и Президент. Владимир Путин после посещения палаты Мурадиса Атречовича сказал, что именно благодаря ему он понял, что такое настоящий дагестанский характер.

— Я с Президентом виделся несколько раз. Меня и на пресс-конференцию пригласили к нему. А когда дали слово, попросил за всех ребят, чтобы всем, кто защищал Дагестан, присвоили звание ветерана боевых действий, — говорит полковник, — Путин вспомнил меня.

Алидибиров вместе с другими защитниками сейчас готовится к памятной дате, хронологию которой даже спустя 23 года он помнит поминутно. Делегация сначала отправится на возложения цветов погибшим, потом навестят семьи тех, кто потерял в тот год мужей, сыновей и отцов. И, конечно, поговорит о главном: о мире.

— Я мечтаю, конечно, о мире. И знаю, что эта мечта сбудется. Мир будет, Победа наша будет. И люди не будут гибнуть — это самое важное, что может быть. Наш Президент все для этого делает.

Источник: kavtoday.ru

Подпишитесь на наши каналы:

Читайте также:

Добавить комментарий


Новости партнеров