Наука прежде всего

Обзор докладов участников конференции «Россия и Восточный Кавказ: единство исторической судьбы».

Международная научно-практическая конференция «Россия и Восточный Кавказ: единство исторической судьбы», состоявшаяся 23 июня 2022 года, стала заметным событием в российском кавказоведении. Ее докладчиками выступили представители Института российской истории и Института востоковедения Российской академии наук (соорганизаторы конференции), Института стран Азии и Африки МГУ имени М.В. Ломоносова, Института истории, археологии и этнографии Дагестанского федерального исследовательского центра РАН, Дагестанского государственного университета, Тегеранского университета, Университета Мармара (г.Стамбул).

С подробной статьей об официальном открытии конференции можно ознакомиться на нашем сайте. В текущем материале мы подготовили для Вас обзор основной части конференции.

Напомним, что конференция была приурочена к двум историческим юбилеям всероссийского масштаба – 300-летию Персидского похода Петра I и 350-летию со дня рождения первого российского императора. День проведения (23 июня) соответствовал дню подписания Константинопольского мира между Российской и Османской империями, одним из результатов которого было официальное признание Ширванского ханства во главе с Хаджи-Давудом Мюшкюрским. Эти и другие исторические сюжеты нашли свое отражение и в докладах участников научного форума.

Стоит отметить, что, хотя Персидский поход 1722-1723 годов и был центральной темой конференции, был охвачен значительно больший хронологический промежуток от конца XVII столетия до начала XIX в. и широкий круг тем, включающих:
— политическое, социальное, экономическое и культурное состояние и развитие государств и народов Восточного Кавказа;
— движение Хаджи-Давуда Мюшкюрского и его влияние на историческую судьбу народов края;
— геополитическая ситуация вокруг Восточного Кавказа, противостояние России, Турции и Персии;
— политика Российской империи на Восточном Кавказе в XVIII-начале XIX века;
— отражение событий той эпохи в исторической памяти, фольклоре и историографии.

В пленарной части, модератором которой выступал директор Института Востоковедения РАН, доктор исторических наук Аликбер Аликберов, прозвучали четыре больших доклада, осветивших с различных ракурсов ситуацию на Восточном Кавказе и вокруг него в рассматриваемый период.

Первым прозвучал доклад члена-корреспондент РАН, главного научного сотрудника, руководителя Центра истории народов России и межэтнических отношений Института российской истории РАН, доктора исторических наук Вадима Трепавлова по теме «Северо-Восточный Кавказ как объект российской геополитики (XVII–XVIII вв.)».

В своем докладе ученый отметил особенности взаимоотношений политических образований Восточного Кавказа с сопредельными странами, среди которых:
— необходимость лавирования между державами, претендующими на влияние в регионе: Персией, Турцией, впоследствии – Россией
— возможность одновременно заключения соглашений о подданичестве с разными державами и непостоянный характер этих соглашений
— объединение во временные союзы с одной из держав для противодействия третьей стороне, стремящейся усилить свое влияние в регионе.

Трепавлов также высказал мнение, что вплоть до начала XIX века Россия отказывалась от установления своей власти над Восточным Кавказом из опасения ухудшить отношения с Персией. Только в начале XIX в., в результате побед русских войск, встал вопрос об окончательном официальном присоединении региона к Российской империи.

Вслед за Трепавловым выступил заслуженный деятель науки Республики Дагестан и Карачаево-Черкесской Республики, ведущий научный сотрудник Дагестанского федерального исследовательского центра РАН, доктор исторических наук Даниял Кидирниязов с темой «Национально-освободительная борьба народов Восточного Кавказа во главе с Хаджи-Давудом за свержение персидского владычества (1707-1721 гг.)».

В своем докладе Кидирниязов поэтапно изложил ключевые аспекты национально-освободительной борьбы, которая, как подчеркнул ученый, «вступила в новую фазу своего развития непосредственно после того, как движение возглавил уроженец Мюшкюрского магала, глава местного суннитского духовенства Хаджи-Давуд, которому удалось придать стихийным и разрозненным выступлениям более организованный и целенаправленный характер».

Также он отметил, что «восставшие сумели не только отвоевать, но и удержать за собой освобожденные населенные пункты, установить там свои властные структуры».

Ученый также упомянул также о двух письмах Хаджи-Давуда Мюшкюрского к астраханскому воеводе Ивану Кикину, из содержания которых становится ясно, что лезгинский предводитель рассчитывал получить военно-политическую поддержку от России. Однако астраханский губернатор Волынский счел политические условия, выдыинутые Хаджи-Давудом Мюшкюрским, «неприемлемыми для России», и смог убедить в этом российского императора Петра I.

«Негативный ответ российского правительства имел серьезные политические последствия, отразившиеся на внешнеполитической позиции руководителя восстания (Хаджи-Давуда)», — подчеркнул Кидирниязов.

Следом за Кидирниязовым выступил заведующий отделом истории Востока Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук Александр Васильев. Доклад Васильева был посвящен масштабной теме, звучавшей следующим образом: «Восточный Кавказ в фокусе политики Османов, Сефевидов и Астраханидов»

Для справки:
Астраханиды (Аштарханиды, Джаниды) — узбекская правящая династия в Бухарском ханстве, средневековая мусульманская династия правителей Мавераннахра и Южного Туркестана, происходящая из Астрахани.

Ученый подчеркнул стратегическую важность Восточного Кавказа «для всех противоборствующих сил, которые стремились закрепиться в этом регионе».

Востоковед также указал на конфликт Османов с Сефевидами как доминанту политики в регионе на протяжении долгого исторического периода.

«Османская политическая элита достаточно рано осознала важность западного побережья Каспийского моря и Восточного Кавказа в свете своей геополитики, в свете своего (геополитического) противостояния с Сефевидами за контроль над торговыми путями, маршрутами паломников к священным местам ислама и за право называться наиболее мощным и влиятельным государством в мусульманском мире», — отметил востоковед.

Васильев также подчеркнул значение для Османов союза с Астраханидами (которые также являлись суннитами), а также их предшественниками Шейбанидами, против шиитского Сефевидского Ирана. Таким образом, Восточный Кавказ играл важную роль в международных коммуникациях, торговле и геополитке, находился в центре взаимодействия и противостояния крупных держав еще до активного вовлечения в геополитику региона России.

Один из важных докладов в рамках конференции озвучил заведующий отделом древней и средневековой истории Дагестана, старший научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского федерального исследовательского центра РАН, кандидат исторических наук Шарафутдин Магарамов. Тема доклада была сформулирована следующим образом: «Характер отношений между Хаджи-Давудом и российской властью (на основе нововыявленных архивных данных)».

Предваряя свой доклад, Магарамов указал на то, что «в современных условиях развития исторической науки очень важно применить подход, когда все рассматривается не только с точки зрения великих держав, имперской политики — нужно посмотреть на историю с точки зрения региональных акторов этой большой политики». В этой связи дагестанский ученый отметил, что в своем докладе рассмотрел историю великих держав и их политики на Восточном Кавказе в 20-х годах XVIII века «с точки зрения одного из активных участников этой «большой геополитики», а именно – Хаджи-Давуда Мюшкюрского».

Магарамов рассказал о некоторых документах, раскрывающих новые подробности взаимоотношений Хаджи-Давуда Мюшкюрского с представителями российских властей на Восточном Кавказе. В частности, в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) были найдено письмо Хаджи-Давуда коменданту Дербентской крепости Андрею Юнгеру от июля 1725 года. «Также обнаружены два других письма Хаджи-Давуда от 3 и 10 сентября 1725 года на имя дербентского коменданта Юнгера», — добавил историк. Они являются свидетельством пророссийской ориентации лезгинского предводителя не только до начала Персидского похода, но и в период, когда он уже являлся ханом Ширвана под протекторатом Османской империи.

Этот и другие архивные документы опубликованы в 2020 году в книге «Западный Прикаспий в составе Российской империи (1722-1735 гг.)»: сборник архивных документов / [сост. Е.И. Иноземцева, Ш.А. Магарамов, Н.Д. Чекулаев]. Махачкала: МавраевЪ, 2020. — 376 с.

Также ученый рассказал о попытке Хаджи-Давуда взять Дербент, который защищал гарнизон численностью в «1500 солдат и 300 малороссийских казаков». «С этой целью, как отмечено в архивных документах, в течение 5 дней с 23 по 27 октября 1722 года предпринимались атаки на Дербент с попытками взять город штурмом», — поведал Магарамов.

Ученый также рассказал о найденной им в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) карте, составленной геодезистами петровской эпохи, с указанием демаркационной линии, разделившей территории Восточного Кавказа между Российской и Османской империями («Карта о границе, сочиненной в Ширвани») и следом продемонстрировал ее.

Магарамов обратил внимание участников конференции и на тот факт, что Хаджи-Давуд не смирился с установлением новых искусственных границ на Восточном Кавказе и всячески затягивал процесс демаркации.

Резюмируя пленарную часть, ее модератор Аликбер Аликберов, поблагодарив всех докладчиков, подчеркнул важность цивилизационного выбора народов Восточного Кавказа в пользу многонациональной и многоконфессиональной России, который завершил тянущееся много веков суннитско-шиитское противостояние в регионе и принес долгожданный мир. Директор ИВ РАН также выделил личность Хаджи-Давуда Мюшкюрского: «[Он] несомненно был настоящим лидером – не по рождению (был человеком простого происхождения), а благодаря своим умениям, своим компетенциям, своему мужеству и таланту ставшим предводителем. Наверное, на таких личностях можно воспитывать молодежь, история ведь имеет воспитательную функцию». Аликберов также добавил, что Хаджи-Давуд одним из первых на Кавказе понял, что во внешней политике важно выбрать ту сторону, которая позволит народу сохранить собственную идентичность.

После перерыва началась следующая панель конференции.

Игорь Курукин, доцент, профессор кафедры истории России средневековья и нового времени Исторического факультета РГГУ, доктор исторических наук выступил с докладом «Ориентальных дел секретарь» Семён Аврамов – дипломат Петра I в Иране и на Кавказе». Известный и достаточно медийный историк, автор ряда книг по Персидскому походу Петра I, в своей искрометной манере выступил с докладом в контексте «персональной истории». На широком историческом полотне истории России и Персии первой половины XVIII века он нарисовал яркую и удивительную биографию С.Аврамова, выбившегося из крепостных крестьян в одного из высокопоставленных дипломатов империи.

Гударз Раштиани, участник конференции из Исламской Республики Иран, заведующий кафедрой истории Тегеранского университета, кандидат исторических наук с докладом «Шах и уцмий: отношения между шахами Ирана и уцмиями Кайтага от Солтана Хоссейна Сефевида до Надир-шаха Афшара». Один из крупнейших кавказоведов Ирана на обширном документальном материале, собранном им же самим (преимущественно в грузинских архивах), поведал о тонкостях взаимоотношений сефевидских правителей и кайтагских уцмиев – влиятельных дагестанских феодальных владетелей указанного исторического периода.

Лана Раванди-Фадаи, старший научный сотрудник и руководитель Восточного культурного центра Института востоковедения РАН; доцент кафедры Современного Востока и Африки Российского Государственного Гуманитарного Университета, кандидат исторических наук, выступила с докладом «Политическое значение Восточного Кавказа для России и Ирана в начале XVIII века».

Сразу несколько исследователей выступили с анализом экономического положения Восточного Кавказа и его роли в международных торговых отношениях. Это ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук Завен Арабаджян (тема: «Экономическая привлекательность Восточного Кавказа в представлении Петра Великого»), научный сотрудник Института стран Азии и Африки МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат исторических наук Анастасия Ганич (тема: «Роль прикаспийских областей Кавказа в русско-персидских торговых отношениях»), профессор кафедры востоковедения ФГБОУ ВО «Дагестанский государственный университет», доктор исторических наук Салихат Мусаева (посредством видеосвязи) «Торгово-экономические связи России и Северо-Восточного Кавказа в XVIII – нач. XIX в.»

Совершенно особый и редкий для российской истории первой половины XVIII века тип исторических источников – средства массовой информации – использовал в своем докладе Джамал Рахаев, старший научный сотрудник Института российской истории РАН, кандидат исторических наук. Его тема, звучавшая как «Персидский поход Петра I на страницах газеты «Ведомости», была посвящена отражению этого важного исторического события в самом первом российском СМИ, основанном в 1703 году.

Член Совета ФЛНКА Амиль Саркаров, аспирант кафедры истории России исторического факультета Дагестанского государственного университета, заместитель председателя по внутрирегиональному развитию Дагестанского республиканского отделения Русского географического общества, в своем докладе использовал еще один важный пласт исторических источников – фольклор. «Шеки и Ширван в памятнике лезгинского фольклора «Песни о Надир-шахе – «Манияр» — так звучала тема доклада.

«Память о той эпохе также сохранило устное народное творчество на лезгинском и других языках, один из ценных памятников которого – Песни о Надир-шахе – «Манияр» […]Важной частью содержания фольклорного памятника является отношение представителей лезгинского народа к событиям XVIII века и их эмоциональные интерпретации», — сказано в аннотации доклада Саркарова.

На основе глубокого анализа текста этого значимого памятника устного народного творчества исследователь сделал вывод о том, что в представлении лезгин еще в XVIII понимание своей этнической территории распространялась южнее нынешнего ареала компактного расселения лезгин в Азербайджанской Республике, на земли Ширвана и Шеки.

В завершающей панели конференции еще один зарубежный участник конференции, исследователь из Университета Мармара (г. Стамбул, Турция), кандидат исторических наук Сердар Огузхан Чайджыоглу (посредством видеосвязи) выступил с докладом «Роль лезгин в период Персидского похода Петра Великого и турецко-российского противостояния на Кавказе».

Чайджыоглу – один из немногих турецких исследователей, чья диссертация напрямую касается лезгинской истории. Ее тема звучит как «Отношения Османского государства и лезгин (1700-1732)». В своем докладе на конференции историк также остановился на роли лезгин в рассматриваемый период, отметив их определяющий вклад в развитие событий на региональном уровне.

Фатимат Полчаева, младший научный сотрудник, аспирант Института истории, археологии и этнографии Дагестанского федерального исследовательского центра РАН выступила по теме «Петр I в исторической памяти народов Дагестана». Полчаева, помимо традиционных исторических источников, построила свой доклад на результатах соцопросов разных слоев населения Дагестана.

Как отметила историк, результаты опросов говорят о более высоком уровне знаний о Петре I и положительной оценке его деятельности у респондентов школьного возраста, что можно объяснить углублением изучения материала о первом российском императоре в современных школьных программах.

Аспирант кафедры истории Дагестана исторического факультета Дагестанского государственного университета Ахмедия Махадов озвучил доклад на тему «Россия и Дагестан накануне и во время Персидского похода Петра Великого», в котором обрисовал основные этапы развития русско – дагестанских отношений в первой четверти XVIII века.

Член Совета ФЛНКА Гусен Шахпазов выступил с обзорным докладом «Основные этапы процесса вхождения лезгинских земель в состав Российской Империи». Исследователь охарактеризовал события на Восточном Кавказе с начала Персидского похода Петра I (1722г.) до Гюлистанского мира (1813г.), завершившиеся включением лезгинских земель в состав России, как единый процесс, внутри которого сменялись различные фазы.

«Данный процесс, — резюмировал Шахпазов,- может рассматриваться как объективный, внутренне единый и обусловленный не только все возрастающей военной и экономической мощью Российской империи, но и той привлекательной (в первую очередь, для политических элит народов региона) моделью внутреннего устройства, который она сформировала в ходе взаимодействия с народами и государствами на своих обширных пространствах».

Источник: ФЛНКА

Подпишитесь на наши каналы:

Читайте также:

Добавить комментарий


Новости партнеров