«Мы должны знать и помнить тех, кто отдал жизнь служению народу»

Шихсефи Сефиханов о роли Н. Самурского в судьбе Дагестана

К 100-летию образования Дагестанской автономной советской социалистической республики

О роли Н. Самурского в установлении реальной автономии и территориально-хозяйственной деятельности и целостности Дагестана (из наследия Н. Самурского)

20 января 1921 года декретом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) была образована Дагестанская Автономная Социалистическая Советская Республика (ДАССР).

Согласно Указу врио Главы РД Сергея Меликова в целях сохранения исторической памяти и патриотического воспитания молодого поколения 2021 год официально объявлен Годом 100-летия со дня образования ДАССР.

Мы должны знать и помнить тех, кто отдал жизнь служению народу, своими героическими делами в тяжелейших условиях строил дагестанскую государственность.

Один из первых выдающихся государственных и общественных деятелей Дагестана, основатель и первый Глава Дагестанской АССР Н. Самурский за годы своей деятельности в Дагестане, особенно на постах председателя Дагестанского Центрального Исполнительного Комитета – (Даг. – ЦИК – 1921 – 1928 гг.) и первого Секретаря Дагестанского обкома партии (1934-1937гг.) внес огромный вклад в экономическое, политическое и духовное развитие республики, в частности, в развитие электроэнергетики, машиностроения, нефтяной, рыбной, консервной промышленности, сельского хозяйства, в осуществление земельной реформы, переселение горцев на плоскость, мелиорирование земель между Каспийским морем и горами и др.

В 1921 году на Учредительном Вседагестанском съезде Советов Н. Самурский избран Председателем президиума ЦИКа. По докладу Д. Коркмасова съезд обсудил и принял первую Конституцию Дагестанской АССР. Д. Коркмасов был утвержден председателем Совнаркома республики.

Уполномоченный Всероссийского ЦИКа Н. Подвойский, принявший участие в работе съезда на заключительном заседании вручил Н. Самурскому орден Красного Знамения. Этим орденом его наградил реввоенсовет Кавказского фронта «За формирование партизанских отрядов и руководство обороной крепости Хунзаха».

Н. Самурский, став Главой Республики Дагестан, наряду с множеством неотложных проблем, в первую очередь поднимает вопрос о реальной автономии республики, поскольку последняя в это время подчинялась Юго-Восточному бюро, находившемуся в Ростове-на-Дону. Поэтому он внес «Докладную записку» в Политбюро ЦК РКП (б) от 25 марта 1922 г. с практическими предложениями, одно из которых — вывести Дагестан из подчинения Юго-Восточного бюро ЦК и представлении самостоятельности с прямым подчинением Москве. Поскольку в такой обстановке никакие вопросы дагестанское руководство не могло решить самостоятельно, а шаблонное руководство из Ростова приводило к отрицательным результатам. Н. Самурский в «Докладной записке» отмечал: «Пятимесячный опыт показал, что Юго-Восточное бюро осуществляет руководство без учета местных особенностей, направляет на места уполномоченных, не считающихся со своеобразием нашего быта, культуры, а пользы от них никакой не было. Результатом их непродуманных действий является отстранение от работы целого ряда проверенных товарищей. По настоянию уполномоченного ЮВБ В. Нанейшвили три наркома Дагестана были отданы под трибунал. А последний их оправдал».

В записке указывалось, что в Дагестане с большими перегибами провели чистку партии. Комиссия придиралась к незначительным поступкам или деталям биографии коммунистов. Так, комиссией были исключены из партии Мирзабек Ахундов – Нарком земледелия, активно боровшийся против турецкой интервенции и деникинской армии в 1918-1920 годах, Магомедмирзе Хизроев – член Дагестанского подпольного обкома РКП (б), Алибек Тахо-Годи, переведенный из членов партии в кандидаты, был председателем Даргинского округа, а в Дагревкоме занимал пост наркома продовольствия.

В «Докладной записке» Н. Самурский на основе конкретных примеров делает вывод: «Подчинение Дагестана Ростову является в рамках новой экономической политики явным тормозом хозяйственного развития Дагестана. Поэтому представляется целесообразным и насущно необходимым выделить ДАССР в самостоятельную хозяйственную единицу и подчинить ее непосредственно «Совету Труда и Обороны».

Пока вопросы, поднятые в «Докладной записке», обслуживались в центральных органах, Н. Самурский занялся изучением и рассмотрением другой важной проблемы, связанной с реальной автономией Дагестана: о территориально-хозяйственной целостности Дагестана. ДАССР образована в границах Дагестанской области, установленных еще в 1864 году царским правительством. С того времени кумыки на Севере и лезгины на Юге оказались разделенными между различными административными образованиями. В 1920 году Дагревком добился передачи в состав Дагестана Хасавюртовского округа, входящего в то время в Терскую область.

После образования ДагЦИКа встал вопрос о присоединении Кизлярского округа и Ачикулакского района, водящих в состав Терской области, к ДагАССР. В свое время царским правительством Прикаспийская равнина была отдана колонистам из центральных губерний. По этой причине горцы лишились веками использовавшихся ими равнинных зимних пастбищ, усложнялась их хозяйственная жизнь. Горцы оказались в замкнутом «каменном мешке». Выход один: вернуть исконные земли Дагестану. Такова была и точка зрения X съезда РКП (б). Он признавал необходимым «объединить усилия трудовых масс коренных народностей с усилиями трудовых масс русского населения, чтобы сообща сбросить с плеч кулаков – колонизаторов и обеспечить, таким образом, трудовой народ пригодными землями, необходимые для человеческого существования». Предложение Н. Самурского о возвращении Дагестану Кизлярского округа и Ачикулакского района восстановило бы исторически сложившуюся хозяйственную целостность Дагестана, горцы получили бы плодородные земли для выращивания сельскохозяйственных культур, вышли бы на простор широких хозяйственных связей с другими народами страны.

Русские, ногайцы, каранагайцы, туркмены, армяне-грузины, проживающие на Кизлярщине, одобрительно отнеслись к предложению Дагестана о присоединении. Состоялись переговоры, обсуждения на местном, республиканском, краевом и федеративном уровнях, в которых Н. Самурский принял деятельное участие. Итогом грандиозной работы явилось Постановление Всероссийского ЦИКа от 16 ноября 1922 года. Кизлярский округ с городом Кизляр и Ачикулакский район влились в состав ДагАССР. По этому поводу ЦИК и СНК ДАССР обратились с «Воззванием» к трудящимся присоединенных местностей.

Что касается территорий южных границ Дагестанской республики, то они не претерпели каких-либо изменений, оставались такими же, как у бывшей Дагестанской области царской России. По этому поводу в резолюции Вседагестанского учредительного съезда о принятии Конституции от 5 декабря 1921 года было предложено будущему ЦИК «ускорить разрешение вопроса о границах с Азербайджаном, Грузией, горской республикой и пограничными областями РСФСР, дабы присоединить к ДАССР спорные территории, входящие до покорения Кавказа в состав Дагестана и тесно с ним связанными экономическими условиями, бытовыми, этнографическими и другими признаками, и тем облегчить испытываемые беднотой пограничных округов затруднения». В последующим по неизвестным причинам указанное предложение осталось не выполненным.

Проблема реально автономного развития Дагестана осложнилась. В 1922-1923 годы центр не отреагировал положительно на отсоединение Дагестана от Юго-Восточного края. Край стал открыто препятствовать прямому подчинению Дагестана Москве. Несмотря на отчаянное сопротивление Ростова, ДагЦИК во главе с Н. Самурским продолжал настаивать на реальной автономии. Борьба за автономию Дагестана продолжалась еще полгода. Лишь 1 апреля 1925 г. Н. Самурский в докладе IV Вседагестанскому съезду Советов доложил: «Первый вопрос – о выделении Дагестана из Юго-Восточного края и установлении непосредственной связи с Москвой. Здесь Дагестанское правительство с гордостью может заявить, что решение третьего съезда, имеющее чрезвычайное значение для нашей республики в смысле поднятия как хозяйства, так и культурной жизни, выполнено вполне. Мы надеемся, что рабочие и крестьяне нашей республики, которые в прошлом, в гражданскую войну, уже доказали и докажут и теперь, что Дагестанский народ сумеет, связавших с Москвой, достигнут решения тех задач, которые необходимо разрешить в пользу бедноты».

Наконец-то Дагестан обрел реальную самостоятельность.

Но Н. Самурский знал о том, что реальная автономия не может существовать без хозяйственной самостоятельности, самофинансирования своего бюджета. Развернулась борьба вокруг рабочих промыслов и рыбной промышленности, которые давали значительную товарную продукцию, шедшую на экспорт, и приносившую значительный доход в казну. После трехлетних споров вопрос передачи рыбной промышленности Дагестану был решен положительно.

Такая же борьба развернулась вокруг нефтяных месторождений ДАССР. Н. Самурский занимался этой проблемой еще с 1920 года. По этому поводу он говорил, «что от своевременной эксплуатации нефтяных залежей нашей республики во многом зависит быстрый темп индустриализации Дагестана, а следовательно, вовлечение в производство горской бедности, приобщение ее к культуре».

В 1923 году дагестанское правительство поставило перед Высшим Советом народного хозяйства вопрос о необходимости передачи в распоряжение ДАССР Берикейских нефтепромыслов. Вопрос был решен положительно, дагестанское правительство приступило к добыче нефти. В Махачкале и Хасавюрте началась нефтеразведка. В 1925 году ВСНХ принял решение: «Признать необходимым передачу Дагреспублике права распоряжения всеми недрами, находящимися на ее территории, права выдачи разведочных свидетельств, утверждение заявок производства, отвод и заключение эксплуатационных договоров». Однако, через восемь месяцев (с ноября 1926 года) ДагЦИК получил сообщение о том, что нефтяные районы Дагестана передаются Нефтетресту, находящемуся в Грозном. Н. Самурский признал, что с передачей нефтяных месторождений совершается покушение на компетенции Дагестана, что противоречит Конституции автономной республики. Нарушает «Положение о недрах земли и разработке их», не целесообразно и с политической, и с хозяйственной точки зрения.

Продолжалась долгая и серьезная борьба за нефтяные месторождения, а в целом за нефтяную отрасль и за интересы республики, которая завершилась в пользу Дагестана.

Жизнь и деятельность Н. Самурского, выдающегося политика и ученого, мыслителя, убежденного интернационалиста и преданного патриота Дагестана и России, является для нас ярким примером служения Отечеству. Огромное наследие Н. Самурского подлежит тщательному изучению и должно стать достоянием в деле воспитания нынешнего и будущих поколений Дагестана.

В 2022 году исполняется 130 лет со дня рождения Н. Самурского. Общественность Дагестана вправе провести республиканскую научную конференцию, посвященную юбилею выдающегося деятеля. Также согласно Указу врио Президента Республики Дагестан Р. Абдулатипова «О увековечении памяти Самурского Н. П.» от 23 августа 2013 года №236 было намечено соорудить памятник Самурскому Н. П. в г.Махачкале.

Источники: 

Материалы республиканской научной конференции, посвященной 110-летию со дня рождения Н. Самурского, кн. Махачкала, 2004 г.;

Ханбабаев К. М. Монография – «Нажмудин Самурский (Эфендиев) видный общественно-политический и государственный деятель Дагестана», Махачкала, 2007 г.;

Ахед Агаев, монография, Нажмудин Самурский. Политический портрет – Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1990.

Источник: ФЛНКА

Шихсефи Сефиханов, кандидат экономических наук

 

Подпишитесь на наши каналы:

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Новости партнеров